Звуковой терроризм и праздник города

Евгений Бузовский сходил на концерт Napalm Death в Минске, где собрались любители растоптать свою агрессию на танцполе. Под вострапалітычныя мотивы агрессивных адептов здорового образа жизни из Великобритании Евгений рассуждает о выборе. Который происходит пока звезды светят все так же профессионально, а мы расьцем, танцуем, жэнімся, сьпіваемся, или наоборот — навсегда «завязываем».

Группа Napalm death — хороший пример, чтобы показать, что музыка — это всего лишь средство донести свое мировоззрение. У каждого своя песня, она не имеет ценности «сама по себе». Музыка — форма, ее нужно наполнять. Чем запоўніш свой HMR, только тем он и будет. Дысторшн — еще не показатель определенной идеологии, это звуковое казытаньне нервной системы, а в каких направлениях щекотать, решает исключительно сам субъект. Выбор.

14 сентября. Праздник городу Минску, и здесь также выбор (он повсюду): посидеть дома (суббота же), пакаўбасіцца «в городе» (там эстрада) или сходить на металл-концерт (например, на концерт культовых Napalm Death). Так, выбор, выбор… Он повсюду, так.

Бірмінгемскі квартет Napalm death был основан еще в далеком 1981-м, как раз во времена кончины панк-рока и процветания вострасацыяльнага, каляпалітычнага хардкора. Не удивительно, что именно это и стало главным идеологическим стержнем группы.

По естеству, Napalm death за свою более чем 30-летнюю историю остается фактически панк-группой, в смысле идеологии. Они не поют про «драконов» и «магический кристалл». Их «драконы» сидят в парламентах — политиканы и подобные.

Napalm death — такая искренняя бескомпромиссная компания. При этом, что очень важно и интересно, большую популярность (во всяком случае у нас) группа имеет среди металлистов, а панков на концерте почти нет. Стрэйтэйджэраў (как сами «напалмы») во всяком случае здесь не видно. Совсем наоборот, как-то бросаются в глаза, скажем так… не совсем трезвые сверстники. Им, может, не так важен мессидж группы, им важно, что эту музыку они любили ТОГДА. Такой выбор, он заново, он повсюду.

В качестве «разогрева» — группа EXEGUTOR. В коллективе хорошие инструменталисты и звук (иногда даже лучше, чем после в Napalm death). Попытки вокалиста сурово ответственности и одновременно быть собственным конферансье воспринимаются неоднозначно.

И без того задержанный начало сету Napalm Death тянется, как дикий горький мед, но они все же начали, и те, кто этого так долго ждал, бросились на танцпол растаптывать агрессию. Мыслью в небо, пыль до потолка. Тут как кто: некоторые вспоминают свое детство, им хорошо, какая-то глямурная пара целуется на диване…

Странно звучит, но «напалмы»-вегетарианцы в этот вечер выдали стопроцентное безупречное «мясо», без ГМО, большими порциями и сырое. Если бы музыка была похожа на человека, то да, Napalm death — это, конечно, мясо. Ни что другое, даже не сало — МЯ-СО!

В общем, Napalm death идею звукового терроризма довели до абсалюта. Не зря, друзья мои, вокалист «напалмаў» Mark «Barney» Greenway засветился в проекте с названием Extreme Noise Terror. Все здесь логично и естественно.

О «Barney» поговорим отдельно, ведь довольно интересный это человек. Первое — внешность. Представьте себе английскую среднюю школу вроде как в “Another brick in the wall” от Pink Floyd. Так «Барни» мог бы там стать вождем обиженных учеников, борцом за их права. Такие ассоциации. Здесь все: взгляд, «аккуратная» анціхэвіметал-прическа, а главное — взгляды!

На сцене «Барни» дергается, будто стоит в ледяном душе и говорит громкое «бррррр». Голос, еще раз голос! Рик! Вокал. Когда-то этот «дикий рев» был для меня вторым из любимых (первым был Dave Gahan, такие они были, шальные девяностые).

Теперь и Napalm death, и Depeche Mode у нас уже побывали. Мы засвидетельствовали — они почти не меняются. Они на то и «звезды», что звышпрафэсійна делают свое дело, постоянные, надежные, как швейцарский часы. Под движение стрелок которого мы расьцем, танцуем, жэнімся-выходим замуж (на выбор), сьпіваемся или наоборот — навсегда «завязываем», а они остаются в своих 40-45 лет все теми же, со своим пониманием правды, со своим выбором.

Они ТАК понимают окрестность, кто — то- противоположно им. И если наши направления все же как-то сходятся, мы вместе, в угаре дысторшну или, наоборот, по-отдельности в тишине. Enjoy the silence. «Barney» Dave Gahan.

Выбор. Мы сползаем под ўласназарыганую барную стойку или грустим, протираем «офисные» очки и бьем друга по плечу («кхе-кхе, дружыыыышча!»), вспоминаем былую молодость и «Альтернативный театр», а они борются за права животных и за «свободные профсоюзы».

И вот так, всем «каўгасам» вместе мы летим к неминуемому абсолюта, звукового, нравственного, мировоззренческого. Каждый на свой лад, с «тяжелыми» гитарами, или с
эстрадой праздник города, или в тишине. В соответствии со своим выбором, который никто не отбирает и от которого не адверцішся, и это чудесно!