Желто-голубые аватары

«Нас разводить не крымская война, а выявленные в связке с ней кардинальные расхождения в представлениях о добре и зле», — говорит Шендерович. Именно об этом я думаю все время с начала протестов в Киеве.

Не, меня не развела с друзьями эта тема. Наоборот, друзья наверное и делаются друзьями как раз через близость понимания добра и зла, а не через количество совместных вечеринок или присланных открыток. Компания за соседним столиком в кафе, спутники в автобусе, однокурсники, коллеги в офисе, таксисты — роскошь самому выбирать свое окружение не всегда возможна. Таким образом в моменты решающих исторических событий вокруг часто оказываются люди другой реальности. Спорить, убеждать либо уединиться и молча наблюдать — трудный выбор последних месяцев.

Не буду спорить с людьми, которые с животной ненавистью кивают у экранов телевизоров, на кухнях, а потом разносят по комментах сайтов и офисных чатах, чтобы «постреляли этих бэндэраўцаў», «вернули ісконно русские земли», «навели порядок сильной рукой». Все аргументы бессильны, если человек осуждает других на смерть, сознательно становится соучастником преступления. Если на зло кто-то смотрит через розовые очки, это тот выбор, который не поддается объяснению. Есть только разочарование и нежелание портить время на разговоры о ценностях, которые воспитываются в детстве.

Я отказалась смотреть телевизор много лет назад. Не из особых глубоких теорий, а просто жалко стало на него времени и место в пространстве квартиры освободилась. В мирное время внешне и не заметишь, кто чем занимался вечером — гонял на велосипеде, пил пиво в парке или троллил перед экраном очередного лауреата Еврофеста. Однако на фоне политических событий заметно выделяются люди, которые проводят вечера возле телевизора, глядя выпуски новостей в перерывах между сериалами про ментов.

Вот Вася два года работал с Димой, обедали вместе, на корпоративы ходили, десяток совместных фоток в Фейсбуке. А сегодня Дима честно заявляет, что «бэндэраўцы анархию развели, избивают в Крыму русских» и категорически не принимает возражения Васи, ведь все видел на собственные глаза по разным каналам ТВ.

Третий коллега предлагает ребятам не забивать голову чужими разборками/мировой заговором и пойти на пиццу.

«Не забивать голову чужими разборками», если в соседней стране, в городе, где работают знакомые, где весной цветут самые красивые каштаны, на мирной демонстрации избивают студентов, а потом расстреливают больше 100 человек.

«Чужие разборки» не забивают голову, когда на проспект возле офиса люди выходят на акцию протеста, чтобы выразить несогласие с авторитарным режимом, который акопваецца на десятилетия. В эти минуты в белорусских тюрьмах сидят люди просто из-за своих взглядов. И пока идет борьба за их свободу, Дима и коллеги могут чувствовать себя беззаботно, ведь очередь до тихих офисных сотрудников дойдет не скоро.

Узнать, что на самом деле происходит за окном или в соседней столице, не просто. Правду в отличии от пропаганды не падают в ярких цветных пакетах и удобных для потребления формах. Но быть солидарным со смелыми — самое минимальное, что может сделать даже самый осторожный.