Высокие кактусы Сицилии: путевые заметки аўтаспынныя

Самое приятное для взрослого – ценить внутреннее ребенок, исполняющий мечты детства. Тогда, в девяностые, мы не представляли, что самолет может быть дешевым, зарубежье ближнем, а купаться в лазурном море – это про нас.

Паўметровая кость и стул напротив: «То, что нужно в сіесту», – думали мы с иронией, тыкая пальцем в табличку «Annibal» под звонком. Третий или какой там день, марыўшы с детства про остров с теплым морем, мы лазим по ее городах и городках.

Конечно, здесь все по-итальянски. “Do you speak English?” – в первые дни и я попалась на это. “No English. Italiano!” – восклицают мне в ответ, и я ищу жесты и интернациональные слова.

Дело не в том, что итальянцы не знают иностранных языков. Кажется, здесь не любят английский. Словно поляки, которые не отвечают, перепутав «Добрый день» и «Добрый день». Только на Сицилии не национализм, а какой-то антыглабалізм: эти теплые, волшебные и простые люди охотно отвечают на мою французскую, вспоминая школьные уроки 10…20-летней давности. А я в свою очередь изучила 20 итальянских слов.

Здесь почти нет неітальянскіх номеров, фур и аккуратных водителей. “No stop, only “Bip! Bip!” – слышу, как говорит местный туристам. О да, сицилийцы способны стоять на зеленый и дружно ехать на красный, устроить броуновское движение на нерегулируемом перекрестке; они не пропустят тебя на «зебре», они объедут.

Известно, что за автостоп без людей, которые убеждают, что его нет. Есть, не очень быстрый, и тебя берут сразу. Либо не берут очень долго. Никто не остановится на прямом куске дороги, где нет ни съездов, ни светофоров; не останавливаться и там, где слишком можно ли где неудобно. Зато без вопросов в пригороде; там, где не совсем разрешено, но невысокие скорости; любой будет рад, но будет говорить, что люди здесь злые.

Здесь почти нет полицейских, а которые есть, пожалуй, все в столице, Палермо. Там – даже больше, чем в Минске. Зато в небольшом городе можно сидеть у полиции на лавке, мазать бутерброды с белорусским несканчоным хлебом «Аромат», мазать себя кремом от загара, а потом выспрашивать у полицейских, где исторический центр. А они тебе подарят небольшую карту города.

На Сицилии три море и уйма недвижимости на продажу, словно люди разбегаются. Некоторые домики в отличном состоянии, а некоторые успели разрушиться.

Почему-то это тяготит – возможно, только нас. Возможно, у себя в стране мы привыкли бояться развалин и брошенных жилых домов, боятся бомжей, их нищеты или неадэквату.

…Мы шли два километра вдоль суперстрады и по высоким мостам. Не нашли супермаркетов, а в Тыцьяны (Tiziana) и Сальваторе с булочной по дороге вкусные круассаны и дешевая пицца. И мы остаемся почти на три дня в Порто д’Эмпедокле, где скалы усыпанные панельными зданиями, а внизу шикарные пляжи и мало туристов.

«New York is wonderful!» – без сомнений заявляет наша новая знакомая. Они с мужем-поваром любят путешествия, имеют жилье, еще собственные землю и булочную – две последних vendesi, как и все здесь. Через пять лет они переедут в Нью-Йорк.

Ночью хозяева булочной отвозят нас на свою землю, а сосед, пожилой сицилиец Винченцо, приглашает на ночлег. «Кусай!» – говорит он мне с утра, продолжая коричневый стручок. Это каруба, в темноте похожа на калу одного из хозяйских собак. Плод хлебного дерева – вот ты какой.

Здесь, на острове, обильно необычной фруктов, растений и живности. Вместо кузнечиков вокруг прыгают ящерицы, люди едят фиги и разноцветный кактус – плоды опунции, выращивают гранаты с апельсинами.

В них есть бессчетно полей, и глядя на Сицилию с самолета, понимаешь, что место для палатки найти не так легко. Как говорят местные, 10% – это промышленность, а 90% – сельское хозяйство. На острове есть нефть, мало туч и солнечных батарей.

У нас нефти нет (почти), а туч хватает. С белорусских дорог видно, что по сравнению с ними мы ни разу не сельскохозяйственные… Но все же круто, невероятно круто, что у нас есть высокий и тенистый лес.