Вы просматриваете: Главная > Культурная жизнь > «В тумане»: фильм о беларуси остался по-за Белоруссией

«В тумане»: фильм о беларуси остался по-за Белоруссией

Через девять месяцев после триумфа в Каннах «немецко-австрийского» фильму Сергея Лозницы по повести Василя Быкова «В тумане», лента наконец-то вышла в прокат в Минске. Однако прокат этот — до смешного ограничен. Фильм две недели показывали всего лишь в одном минском кинотеатре. Как то часто последнее время случается с произведениями белорусской культуры, фильм легче увидеть в ближайшем зарубежье, чем в самой Беларуси. Так и сделал Generation.by, направившись на виленскую премьеру «В тумане».

В одной из крупнейших залов Виленского мультыплексу аншлаг. Непривычно для белорусских кинотеатров: много добраапранутых мужчин со спутницами и без уже достаточно уважаемого возраста. Свободных мест нет, что неудивительно: на фестивале кино Kino Pavasaris в этом году почти не показывают победителей Канав. Исключение — дебют документалиста Сергея Лозницы, игровой фильм «В тумане». Весной он завоевал специальный приз международной ассоциации кинокритиков и журналистов FIPRESCI.

Дополнительного рвения прийти на премьеру ленты зрителям добавляет присутствие на ней режиссера «партизанской экзистенциальный драмы» Сергея Лозницы и с ним — части команды, что работала над фильмом. Тем более, у съемочной группе немало литовцев. Так же, как и русских, немцев, латышей, голландцев и белорусов.

Снимали ленту в Латвии, средства отчасти выдвигали немцы, звук обрабатывали в Литве (силами белоруса, который, по словам Лозницы, живет там), а актера на главную роль Сущени (его играл Владимир Свирский), операторов и 8% бюджета ($2 млн.) нашли в Беларуси.

Получился фильм быковский каким только может быть кино по Быкову. Даже сам режиссер внешне напоминает писателя. В характерном жесте с подбородком, абапёртым на кулак, по знаменитом снимке вспоминается Василь Быков. Только Лозница, который любит пошутить, выглядит намного более веселее и легче за того нахмуранага Василия, что мы видели в последние годы.

Довольны и оппозиция, и власти

«Во время просмотра в зале было тихо-тихо-тихо-тихо. Фильм длится возле двух, пожалуй, больше часов, а внимание все держится, держится», — описывала ощущения от первого просмотра вдова Быкова. Действительно, в фильме только 72 планы, а длится он 2 часа 7 минут. Это означает, что в среднем камера зависает на одном кадре по 3 минуты. Но от фильма, несмотря на такую затянутость, оторваться невозможно. И литовские зрители, так же как и белорусы, отвести взор от экрана не могут.

Чтобы взяться за фильм о времени, о котором, как говорит рыжэсёр, «все сказано», стоит быть большим оптимистом. Но оптимизм в конце концов выигрывает. Сейчас «В тумане» показывают от Пекина до Нью-Йорке. И довольны при этом все стороны:

«В Берлине была премьера, — вспоминает первые показы русскоязычной ленты Сергей Лозница. — На нее пришел посол Беларуси. И были оппозиционеры. И те, и другие были счастливы. Это не значит, что они жали друг другу руки. Но есть поле, в котором они вдруг чувствуют близкое переживание. Это поле культуры. Может быть, это и есть одним из выходам».

По мнению Лозницы, «до этой картины у властей достаточно мудрая политика».

Впрочем, разговоров о политике новоиспеченный честь белорусского кинематографа старается избегать. Когда его спрашивают про режим, который якобы критикует лента, Лозница в напаўжарт переспрашивает: какой режим? Хотя автору, конечно, и не нравится ситуация, когда его фильм почти не присутствует в прокате белорусских кинотеатров:

«У прокатчиков надо спрашивать, почему такая ситуация сложилась», — говорит режиссер. Но на тех показах, на которых присутствовал режиссер, реакция на кино была «бурной».

«Они [белорусы] еще злічваюць свои смыслы. Ведь главный герой — типологический белорусский характер. Такой человек, на которого можно давить, но нельзя. И конечно это связано с именем Быкова. В последние годы его, естественно, не вспоминали. Но сейчас, слава Богу, и в частности этой картине, его имя как-то вернулась в официальную пространство», — считает Лозница.

Однако новое кино про Беларусь режиссер снимать не спешит. Вероятно, какие-то планы он имеет, но говорить о них пока не желает.

«Пока ничего не скажу. Это интересная территория. Она вполне неспазнаная с точки зрения документального кино. Нет двух очень существенных вещей: фиксации и рефлексии».

Похоже, что несмотря на белорусское происхождение, с Беларусью теперь уже знаменитого режиссера мало что связывает. Лозница родился и первые полгода жизни прожил в Барановичах. После переехал в Киев, Москву, Питер, Берлин. «Я в этом смысле цыган», — говорит Лозница. «Паспорт — формальная вещь, а я не могу сказать, к какой группе принадлежу».

Но разве у цыган бывают голубые глаза?

Обсуждение закрыто.