Уроки украинского языка

 

Одним из официальных оснований для начала враждебных действий против Украины со стороны России, позже очень хорошо использованных пропагандой, стала попытка отмены закона о языках национальных меньшинств. Закон, в соответствии с современным европейским видением, легализовывал русскоязычное образование и делопроизводство в восточных регионах Украины. Закон действует и поныне, а языковой вопрос входит в число топовых проблем украинского да и не только общества.

Закон о языках, который придавал, фактически, официальный статус русскому языку в восточных регионах Украины, был одним из главных пунктов предвыборной программы Виктора Януковича в 2010 г. И его принятие в 2012 хотя и вызвало протесты, было ожидаемым. Почти через два года, на следующий день после бегства Януковича из страны, закон был отменен, но временный президент Александр Турчинов наложил вето на эту отмену, когда стало понятно, что стоит подождать, пока все не стихнет.

Однако в Украине тише никак не становится. Несмотря на то, что на языковую проблему, кажется, все забыли преимущественно, она никуда не делась, и, вероятно, заявит о себе рано или поздно. Как демонстрируют примеры мультилингвистических стран, носители основных языков, которые, однако, в определенных регионах оказываются в меньшинстве, очень часто чувствуют обиду. И наоборот. Решений проблемы многоязычия много и одновременно нет: считается, что чаще всего для стабильности и демократии стране лучше иметь одну национальную язык. В противном случае кто-то почти всегда останется обиженным.

«Европейцы не понимают, что это язык оккупантов»

Только что это должно быть за язык? Активистки движения «Не будь байдужым» («Не будь равнодушным») считают, что одной украинской мовы стране достаточно. Организация возникла еще после первого Майдана, что начался в 2004 году, и вот уже 10 лет стремится продвигать украинскую культуру в тех регионах и областях, где к ней относятся не всегда однозначно.

«Мы считаем, что закон [Януковича] о языках должен быть отменен», — говорит активистка организации, преподаватель университетского курса «Постакаланіяльная культура и журналистика» Оксана Левкова. Она была активистом и нынешнего Майдана: «Я не знаю ни одного человека, который не был тогда, или сейчас на Майдане».

Довольно радикальное по европейским меркам мнение поддерживает и филолог Леся Карненко, которая сейчас работает в Киеве в сфере копирайта:

«Проблема не в том, что многие жители Украины говорят по-русски. Проблема в обществе, которое сделало так, чтобы они разговаривали по-русски, — говорит Леся Карненко. — Родители этих людей говорили по-украински или суржикрм [трасянкой]. Например, я еду в маршрутках, слышу, как молодые люди разговаривать с родителями по телефону по-украински, а после переключается к девушке своей на российскую. Что это? Все они могут говорить по-украински!»

Основной мессидж активисток «Не будь байдужым» — в Украине де-факто нет русскоязычных регионов. Там смешанный язык.

«Ученые утверждают, что русский язык — язык урбанизированных регионов. Другая вещь — мы жили в дымке медиа, которые все время говорили, что русский язык притесняли» , — говорит Леся Карненко.

Но даже преподавательница постколониальной культуры не способна объяснить ЕС суть языкового противостояния в Украине:

«Европейцы говорят нам: „Нужно развивать толерантность, поэтому живите с русским языком“, — вспоминает Оксана Левкова. — Но ведь эти европейцы не понимают, что это язык оккупантов. Европейцев не интересуют вопросы культуры и нации. Они беспокоятся вопросами ЛГБТ, толерантностью и подобными вещами».

«Язык — не высшая ценность»

Однако как показал Крым, а после украинский восток, язык — это еще и отличное поле для пропаганды. Российским каналом не понадобилось переходить на украинский, чтобы убедить многих в правильности действий России.

Украинские ТВ-журналисты отреагировали на эти события по-разному: кто-то временно перешел на российскую, а кто-то пролоббировал создание англоязычного украинского канала на манер Russia Today.

«Во время оккупации Крыма мы переходили на русский — это был такой дружеский жест в сторону русскоязычных украинцев, — говорит один из ведущих онлайн-телевидения „Громадське ТВ“ Андрей Сайчук, чей первый эфир совпал с началом Евромайдана. — Затем вернулись к украинской. Тем более, что у нас есть несколько ведущих из Западной Украины, которые не очень хорошо говорят по-русски».

Впрочем, ТВ имеет специальную русскоязычную программу «Новости Донбасса», которая вещает в первую очередь для русскоязычных жителей этого региона. Кроме этого, ТВ имеет русскоязычную версию своей трансляции.

«Проблем с украинской у нас нет, — подчеркивает Сайчук. — Язык — это не высшая ценность. Но как украинцы мы, конечно, общаемся преимущественно украинской».

«Мы не можем по всей планете запретить российское телевидение»

«На соловьевскую пропаганду мы можем отвечать только правдой, — считает выпускающий редактор „Громадське ТВ“ Татьяна Козырева. — Ведь если мы будем создавать свою пропаганду в ответ, то нас рано или поздно разоблачат. Так же как мы сейчас разоблачаем российские телеканалы».

Но не все разделяют мнение независимых журналистов. Недавно в Украине объявлено о создании канала Ukraine Today. Он будет англоговорящим, рассчитанным на ЕС и США и спонсироваться известным своей поддержкой Национальной гвардии украинским олигархом Игорем Коломойским. Ukraine Today будет освещать события не только в Украине, но и в других странах СНГ.

«Это глупая идея, — считает Сайчук. — Во-первых, это требует много денег, во-вторых, зачем? Посмотрите, сколько денег Путин потратил на создание виртуальной картины России и плохой Украины. Но сейчас катастрофа Боинга повлекло за собой разрушение этой картины как карточного домика».

Вопрос языка на ТВ волнует не только украинцев. Например, в Литве действует временный запрет на трансляцию некоторых российских одиозных каналов. А с июля на одном из литовских каналов транслируют передачи, подготовленные по-русски украинскими журналистами.

Но можно обойтись и без телевизионных гигантов. Теперь, чтобы говорить правду, нужно совсем немного:

«Смартфон, роутер — и у вас уже есть телевидение», — дает Сайчук рецепт современного ТВ.

«Це капєц»

Активистки «Не будь байдужым» предлагают другую стратегию которая, однако, требует больше времени. Она опирается на образование, а также на стремление сделать язык модным:

«Сепаратистами становятся те, кто остался в поле российской культуры», — считают в движении.

«Мои ноги обошли 2 тысячи школ в Украине, — рассказывает Оксана Левкова. — Мне досадно, что мало кто хочет делать такие трудоемкие вещи».

«В школах Востока преподаватели преимущественно преподают по-русски. Даже в школах, которые юридически являются украиноязычными. И украинских книжек у них нет либо не хватает. В Крыму же вообще было только 7 украиноязычных школ. Сейчас преподавателей украинской массово там сокращают и переориентируют на преподавателей на физкультуре и биологии. Це капєц», — эмоционально добавляет Оксана Левкова.

Одна из самых заметных постмайдановских реформ — новый закон о высшем образовании. По его словам, единственный язык высшего образования — украинская. Однако активисты считают, что это не снимает вопрос вовлеченности студентов в русскоязычную среду.

«Сейчас у нас есть шанс, ведь политики понимают, что с помощью расходов на культуру, можно защитить собственное государство».

Но проблема в том, что у государства нет денег на патриотические проекты. Сейчас все средства идут на войну.

«Это меня очень сильно оскорбляет, — говорит Оксана Левкова. — Ведь армия работает с последствиями того, что украинская культура не распространилась на всю страну. И сепаратистами становятся те, кто остался в поле российской культуры».

Но украинские активистки смотрят в будущее с оптимизмом. Только ждать то будущее придется, наверное, очень долго:

«Все делается постепенно, все очень нелегко. Еще когда-то в 90-х мы не могли доказать, что называть город „Равно“ как „Ривне“ — это нормально. Сейчас по этому поводу есть консенсус. Когда нам трудно — значит, мы на правильном пути. Только жизни на все не хватает», — добавляет Оксана Левкова и улыбается.