«У кого-то пасется корова, у кого — то- самолет». Рассказ парня, который обошел каждый двор белорусской столицы

«И вот наконец-то закончена моя одиссея по Минску. Весь город, от улицы Монтажников до улицы Гризадубовой; от заброшенных домов на улице Дружба до таунхаусов на Ваньковича; от супакоенай Розачкі к хаосу Колядич. Минск, он такой: у кого-то корова, у кого-то самолет. Интересно, много ли еще людей были на всех улицах города? Так, и в вашем дворе я тоже был», — таким постом в социальных сетях минчанин Сергей Харитонов подвел итог своего путешествия по белорусской столице продолжительностью в год.

Сергей работает картографом в предприятии Белгеодезия. В его обязанности среди прочего входит объезд тех точек, что наносятся на карты. На свою необычную работу Сергей попал через распределение после географического факультета БГУ. Оно впрочем уже подошло к окончанию, еще перед тем как Сергей успел завершит свою одиссею по белорусской столице.

Самолеты и коровы белорусской столицы

Минск – очень кантрастны: у кого-то я видел во дворе корову, у кого – то- самолет. Самолет – в Соколе, а корова щипала травку во дворе обычной многоэтажки. Кто на что учился. На Партизанском проспекте стоит аллея бюстов пионеров. Густая дымка и бюсты в пустом дворе школы, которая не работает.

Жуткие подворотни, как, например в Киеве, в Минске трудно увидеть. Можно найти притоны бамжэй, хотя говорят, что в белорусской столице бездомных нет. Они выбирают себе хорошие здания: например, заброшенную поликлинику. Заходишь внутрь – там костер горит.

— Как бомжи реагировали?

Безразлично. Кто-то спал, и даже не обращали внимания.

Было интересно присматривать места, где бы получился сквот. Нашел заброшенное промышленное сооружение — смотришь, а рядом РОВД. Несколько детских садов подходящие. А так… сквот сделать – у нас люди по соседству среагируют сразу, сквот долго не продержится. Хотя знаю, что к реконструкции Лошицкого парка там был один белорусский сквот.

Минские районы: пацаны с семечками, дома с мансардами и пустая осенняя Курасовщина

Шабаны не такие уж страшные. Всего два квартала, дорога посередине — мне кажется, у них были бои на этой улице. Промзона под окном, трубы и ачысныя станции – представляю, какой аромат, когда оттуда дует ветер.

Понравился лайфхак в Шабанах: на остановке стоят ребята со спортивными сумками, продают алкоголь часу в двенадцатом ночи.

Но в целом Заводской район не очень приятный. Даже метро в сторону Могилевской станции все мрачнее и мрачнее.

А какой самый стромны район?

— Дрозды. Внутри не был, но даже если приближаешься, чувствуешь атмосферу Мардора. Там подъезд с двух сторон – от бывшего пр. Машерова и со стороны Зацені – и с обеих сторон кричал нам «Стой!» какой-то Гаишник, похожий до овчарки. В раёнчыку рядом, Зацені, люди живут буквально под смотровыми вышками.

Чижовка — стромны район. Я только там встретил кучку пацанчыкаў на картанах с семечками.

Днем больше всего пьяных на Юго-западе и в Малиновке возле магазинов. Именно много молодых, по 20-40 лет.

Степянка – это что-то далеко за лесом.

Очень интересный район Тракторного завода. Если бы кто-то приезжал в гости, я бы туда сводил. Такой рабочий послевоенный район. Там есть заброшенные дома, есть дома с мансардами. Жители мне встречались сплошь зомби, люди, которые ползут еле-еле. Говорят ,там и клипы снимают уже с зомби.

— А самый спальный район?

Каменная горка. Безбрежное гетто, где ничего нет. Сейчас начали строить магазины, а я ездил и видел, как дети играли в мусорки. Детской площадки не было.

— Самая красивая улица?

Больше всего нравятся улицы, на которых живешь или жил. Я живу на Юго-западе, и мне нравится мой район. Он выглядит лучше Сухарево и Запад, хотя хуже за Зеленый луг. Понравилось в Курасовщине — там очень красиво в октябре. Необитаемый район.

Наиболее строго охраняются Дрозды и детские сады

Город сильно меняется. Исчезает Грушевка, где была La море: идешь — и новый дом по дороге, словно проспект наступает.

Не знал, что на улице Филимонова есть старая усадьба Ваньковичей, в которой открыли ресторан. Много кто, наверное, не знает о «Белое Дачу» на Курасовщине — усадьбу Ададурова дореволюционной постройки, которая выделяется среди многоэтажек.

— В Минске большинство домов похожи?

Да, и при этом каждый район имеет свою архитектуру. Многоэтажки угнетают, но знакомые замежнкі просят поводить именно по микрорайонам. Им интересно.

В Минске много детских садов, но очень странно, когда на карте указаны садик, а на деле там совсем другой объект, чаще всего почему-то учебный корпус БГПУ. Кстати, наиболее строго охраняемых в городе именно детские сады и еще Дрозды – только там спрашивали: «Что вы здесь делаете?».

В Минске живут в основном молодые мамы и школьники

Если ездить по Минску в рабочее время, кажется, что здесь живут молодые мамы и школьники, а все мужчины ушли на завод. От этого складывается впечатление, что Минск — индустриальный город.

В Минске легко находит дороги к поликлиник – туда всегда стекаются пенсионеры. Удивительно: возвращаешься с работы — и будто провел день в разных городах, съездил и вернулся на привычный маршрут.

Люблю Минск. Все, конечно, гонят на него и говорят, здесь нечего делать, что он одинок и не имеет большого исторического центра с маленькими улочками.

Что здесь делать? То, что и в других городах. Единственное, что меня растройвае – у нас нет крупных природных объектов, поэтому в горы не сходишь. Жаль, что нет крупной реки, которая делила город на западную и восточную части.