Пять невероятных вещей, что случились в ЕГУ

В Европейском гуманитарном университете один скандал сменяется другим. Историю университета нельзя назвать скучной, но этот год, наверное, станет рекордным по количеству событий, и не всегда положительных. После увольнения наиболее громкого критика администрации ЕГУ главы Сената университета Павла Терешковича, значительное количество преподавателей заявила о необходимости отставки руководства университета. В Интернете появилось сразу несколько петиций, в том числе и обращение студентов университета, что поддерживают позицию этих преподавателей. В ответ администрация ЕГУ не только отказалась удовлетворять последние требования академического сообщества, но и предупредило о новых возможных увольнениях.

Из этого водоворота происшествий прошлой недели мы выбрали пять знаковых для университета и для всей современной белорусской образованию шагов, на которые решились и к которым оказались способными преподаватели и студенты ЕГУ. Наверное, ни один из них невозможно представить ни в каком другом современном белорусском университете.

1. Готовить забастовку

Дошло до того, что сейчас преподаватели ЕГУ, по признанию одного из сенаторов университета и известного белорусского культуролога Максима Жбанкова, готовят ни что другое за забастовку. Начаться она должна в новом семестре, который в ЕГУ в отличии от белорусских университетов начинается довольно поздно — в марте. Похоже, что такой метод отстаивания своей позиции преподаватели выбрали вынужденно, когда, казалось, самые радикальные призывы уже не помогают. Детали забастовки преподаватели пока не распространяют. Но есть вероятность, что к забастовке присоединятся даже студенты. Ведь среди последних немало тех, кто поддерживает сторону как раз преподавателей, а не администрацию.

Впрочем, один из проректоров ЕГУ Дариус Удрис вперед уже назвал забастовку незаконной и намекнул на дальнейшие увольнении: «Я не вижу большой угрозы того, что значительное количество наших преподавателей уйдут», — заявил он в интервью naviny.by.

С чего начался конфликт между преподавателями и администрацией

2. Выразить недоверие ректору и двум проректорам и призвать их пойти в отставку

Еще неделю назад появления подобных текстов за подписью ведущих преподавателей университета было просто невозможным. Но сейчас в Интернете идет активный сбор подписей сразу под четырьмя петициями. Три из них касаются увольнения Павла Терешковича, и они появились сразу после известия о его окончательный уход из университета, таким образом поддерживая довольно необычную форму призыва к ректора Анатолия Михайлова оставить свою должность: «вернуться к истокам […], в академический коллектив».

За первую петицию подписались более 400 человек. Под еще одной, где говорится о необходимости ухода двух из трех проректоров университета, подписей намного меньше, но то можно объяснить отсутствием внимания и ее рекламы в соцсетях (в отличии от первой). Авторами петиций, не скрывая своего имени, выступают известные исследователи и преподаватели ЕГУ: Ольга Шпарага и Татьяна Чулицкая.

Официальный ответ на призывы к уходу, фактически, всей высшей университетской администрации, преподаватели пока не получили. Но на то, что подобные петиции каким-то образом смогут изменить ситуацию, к сожалению, надежда очень небольшая. Больше за две недели назад довольно нейтральная петиция с призывами к миру и уважения, разработанная и подписанная выпускниками ЕГУ (почти 200 человек самых разных лет выпуска, в том числе и «минского периода»), породило не больше за три ответы на трех языках со стороны заинтересованных сторон. Но стороны те вместо того, чтобы пойти на переговоры, поссорились еще сильнее, что и привело к нынешней ситуации. Впрочем, тот факт, что преподаватели и студенты не боятся высказывать свое мнение публично, уже есть большим шагом не только для ЕГУ и его комьюнити, но и для всей белорусской системы образования.

3. Выбрать студенческое самоуправление, которое соберет 300 подписей под критическим обращением к администрации

Еще одна из особенностей конфликта в ЕГУ, которую сейчас невозможно представить ни в одном белорусском университете, оказалось полностью «на совести» студентов университета. На фоне кризиса в университете появилось, наверное, самое сильное и действительно независимое от администрации студенческое самоуправление. И позиция этих студентов далеко не выигрышная для администрации университета: сразу после увольнения главы Сената господина Терешковича все студенты университета получили письмо с призывом поставить подпись под обращением в защиту преподавателя, который даже не успел и, если ничего не изменится, похоже, никогда не успеет выставить своим студентам оценки за последний экзамен. Петиция, под которой поставили подписи уже несколько сотен студентов университета (цифра огромная, учитывая очень небольшой масштаб университета — в прошлом году число студентов дневного отделения не достигала за 600), призывает не только восстановить главы сената на должности, но и остановить дальнейшие увольнения преподавателей, о которых уже довольно смело говорит администрация.

Одной из авторов студенческой петиции стало новоизбранная президент этого самоуправления — Студенческого представительства — Мария Слепцова. В своем обращении, который был апублічаны через социальные сети, она так объяснила позицию студентов:

«Дело не в персоналии, а в том, что если есть прецедент, есть и страх, что следующим уволят твоего любимого преподавателя. И ты не сможешь ничего сделать. Поэтому подписи под просьбой отменить решение об увольнении П. В. Терешковича продолжают появляться. И признаюсь, что мне радостно видеть такую студенческую солидарность».

4. Получить поддержку международного научного сообщества

За время пребывания в Вильнюсе ЕГУ стал одним из немногих мест, где зарубежные исследователи Беларуси могли без помех обращаться непосредственно к белорусской аудитории — преподавателей и студентов — с результатами своей многолетней работы, находить вдохновение и материал для продолжения исследования. Много кто из этих людей имел открытые лекции в стенах ЕГУ, кто-то проводил здесь свои семинары, собирал материал для исследований. Сегодня некоторые из этих исследователей также решили поддержать уволенного Павла Терешковича как выдающегося ученого.

Начать сбор подписей под письмом поддержки уволенного преподавателя призвал профессор университета Альберты в Канаде, автор нескольких книг о беларуси Дэвид Марплз. Однако после появления петиций, инициированных преподавателями ЕГУ, зарубежные исследователи присоединились к белорусским коллегам, и их подписи появились под одной из тех петиций, что были размещены на платформе change.org. Тот же Дэвид Марплз, к примеру, назвал «позором» отношение администрации «единого свободного белорусского университета» до Павла Терешковича.

5. Пригласить международных экспертов готовить критическую отчет, зная, что она появится онлайн

В этой ситуации много кто из внешних наблюдателей с любопытством обращает взор на тех, кто все время поддерживает университет: его спонсоров, среди которых правительства многих стран от Северной Америки до ЕС, частные фонды и организации. Но голос представителей этих организаций пока в конфликте вокруг ЕГУ публично не звучал. Его в определенной степени заменила отчет оценки деятельности университета, подготовленная комиссией Европейской ассоциации университетов, что очень символично была опубликована недавно скандального увольнения Павла Терешковича.

Эксперты европейского академического сообщества были приглашены администрацией ЕГУ еще в прошлом году. В комиссию Ассоциации вошли бывшие руководители немецких и испанских университетов, студентка и представитель самой ассоциации. Наиболее интересными из многочисленных рекомендаций, указанных в отчете, можно назвать призыв к присоединению к процессу принятия решений белорусских организаций, что видят ЙОГУ как один из существенных инструментов в «восстановлении демократии в Беларуси». По мнению комиссии, такие организации могли бы существенно поддержать ЕГУ морально в условиях существования противостояния трех соображений о будущем университета: ЕГУ больше «литовским», расширить его миссию по-за белорусскими вопросами, или сохранить Беларусь в центре деятельности университета. Последний вариант, согласно отчету, есть наиболее популярным в университете.

Кроме этого ЕГУ призвали определиться с его языковой политикой. В университете работают сразу с четырьмя языками: русским, английским, литовской и белорусской — что порождает риск непонимания. Отмечается жесткое сокращение количества студентов за три года с 1 965 до 1 448, что может быть связанным не только с отсутствием возможности вести открытую кампанию по набору в Беларуси, но и с высокой платой за образование. При этом отчет заявляет, что для ЕГУ Вильнюс уже не есть временным домом. Сейчас университет готовится остаться в Литве на долгое время.