Пьяные, голые и счастливые. Кто действительно пьет больше всех в мире?

Пьяные, голые и счастливые — обычное состояние студентов в Дании по пятницам. Алесь Герасименко пишет с датского города Орхус о том, как отдыхают местные студенты, которые убеждены, что это они держат приоритет по алкоголе в мире.

Недавно поспорил с одной молодой датчанкой. Спешил поделиться радостной новостью: «Представляешь, Беларусь — первая в мире по количеству потребляемого алкоголя на одного человека!» Датчанкой недоверчиво посмотрела на меня: «Не может такого быть! Дания — вот кто первая в мире по потреблению алкоголя».

Растерянность светловолосой дочери народа викингов понятна: Дания, обычно, во всех более-менее значимых для датчан рейтингах оказывается способной занять если не первое место, то хотя бы войти в десятку. Первая по счастью, первая по доверию среди людей друг к другу, первая по отсутствию коррупции… И тут, такая неожиданность: кто-то лучше тебя, да еще в такой важной области, как потребление алкоголя.

Фрайдэй бар

Датская пивная культура — вещь неповторимая. Она не ограничивается уютными и переполненными в пятницу и субботу английскими и ирландскими пабами. Здесь можно (и даже нужно) одиноко пить на кухне, в университете, просто в кабинете профессора. Более того, пить по пятницам — почти закон. Конечно, если ты не хочешь сбежать от всего мира.

Где-то после 12 часов дня датские университеты начинают превращаться в огромный паб со всеми необходимыми атрибутами: ящиками пива (про датское Carlsberg слышали, наверное, все), веселыми студентами и, иногда, преподавателями, и огромной дискотекой. Но пиво — основной напиток на таких пати — не слишком алкогольное (3-4% в среднем), поэтому чтобы напиться и начать танцевать на университетских зэдліках и портах хотя бы до 9 вечера, пить нужно уже от обеда.

Барная культура требует своих героев. Поэтому самыми важными людьми на университетской программе становятся бармены, которых выбирают раз в полгода. Они ответственны за организацию фрайдэй баров (так называется вся это вакханалия): за собственные деньги бармены приобретают алкоголь, чтобы, заработав на его продаже в пятницу, на следующей неделе приобрести на выручку очередную партию для новой пятницы. Фрайдэй бар у каждой программы собственный. На юридическую пьянку попасть, к примеру, не так просто, как на философскую. Для входа на «религиозный» фрайдэй бар (программы религиоведения) достаточно знать пароль «библия». Постепенно патти расползается по университету, заполняя все уютные закоулки огромного здания, пол становится липкой, алкогольный аромат — повсеместный.

Главной загадкой остается, кто убирает всю эту гору мусора и моет липкую пол ўніверу в субботнее утро. Но каждое утро в субботу университет выглядит не менее чистым за обычный рабочий день. Только где-нигде вокруг университетских зданий можно увидеть пустые стеклянные пробирки, ранее полные ароматными розовыми, неподалеку от могильных или зелеными шотамі.

Регата в пруду

«Вы понимаете, что живете среди датчан слишком долго, если не представляете, как пати может обойтись без алкоголя», — антрополого Деннису Нормаку (Dennis Nørmark) довольно часто приходится объяснять иностранцам, что работают в Дании, многие культурные особенности здешнего общества. И алкогольная культура — одна из главных частей раздела «отпуск» в его лекциях. Ведь Фрайдэй бар — явление не исключительно университетская. Многие компании устраивают аналогичные пятничные попойки для своих сотрудников с бесплатным (!) алкоголем, чтобы хоть немного сплотить коллектив в таком індывідуалісцкім (но во многих отраслях и довольно калектывісцкім) датском обществе.

Одна из главных «пьяных» событий университета Орхуса (датчане утверждают, что это крупнейшая студенческая тусовка Северной Европы), которую ждут и к которой готовятся целый год, — гигантское лодачнае шоу в невероятно маленькой пруду. Датчане умеют смеяться с себя, поэтому дали этому шоу издевательский название Kapsejladsen или «Регата». Тысячи студентов, старших школьников и просто жителей города набивается в большой университетский парк, заполняя все свободное пространство вокруг небольшой пруда, и пускаются в обряд самоуничтожения.

Пить нужно много, а начинать лучше, в 9 утра. Тогда до 4 часов дня ты будешь в лучшем состоянии, чтобы наблюдать за кульминацией дня: гонкой байдарочников со всех факультетов университета, что борются за главный приз — «золотой тазик». Конечно, пьют здесь не только зрители, и даже не только ведущий всего 20-тысячного мероприятия. Обязательной частью программы есть потребление алкоголя самими «спортсменами». Хотя состояние их легкого опьянения, наверное, несравним с той безграничной медитацией, в которой полностью раздетые юноши и девушки примерно за 2 часа до финала гонки в жестком спринте оббегают вокруг озера и в конце дистанции бросаются в его мутные воды, чтобы выйти оттуда грязными героями дня.

Уже через несколько часов агульнаўніверсітэцкай пьянки газон под ногами превращается в обычное фестивальное месиво, участники — в столь же самый пьяный фестивальный толпа, палеглы кто где.

«Ты, наверное, в шоке?» — моя преподавательница Лізана Вілкен, главный специалист Дании по Евровидению, что последние дни буквально не вылезала из телевидения (на следующий день в Копенгагене должен был состояться финал этого конкурса), с пониманием смотрит на меня, встретив после моего возвращения с полей «регаты». Она замечает, что видела в фейсбуке жалобы других преподавателей, которые жаловались на невозможность работы во время нудистских забегов и всеобщей пьянки. Я пытаюсь быть вежливым и вспоминаю свою беседу с светловолосой датчанкой: «Так и должно быть, вы же первая страна в мире по потреблению алкоголя», — довольно нелепо выдаю я и возвращаюсь к своим книгам в библиотеку.

Что до рейтингов, то и белорусы, и датчане имеют законное право почивать на лаврах «первых». Все зависит от того, как считать. В том рейтинге, где мы — первые, считают чистый алкоголь на одного человека. А в «датском» рейтинга все немного проще — берется статистика количества бутылок/банок и других единиц потребленного алкоголя и делится на размер небольшой нации в 5.5 млн. человек. Так и получается, что и мы харашы, но и датчане не отстают.