Pussy Riot как супер-звезды Западной Европы

На крупнейшем фестивале Европы Roskilde участниц российской группы Pussy Riot Надежду Толоконникову и Марию Алехину воспринимали как супер-звезд. Девушки не пели на сцене и даже не надевали свои известные балаклавы, но вызвали многочисленные овации. Алесь Герасименко пишет из Дании о том, как тамошняя молодежь увлекается Pussy Riot, зачем Гугл-транслейт политзаключенным, и как известные российские активистки следят за белорусским мейнстримом.

Еще утром, гуляя по бескрайним просторам Roskilde, я заметил что-то странное: по всему гигантском поле фестиваля тут и там встречались парни и девушки, что внимательно всматривались в фото на четвертой странице ежедневной фестивальной газеты Orange Press. В газете можно было увидеть известных участниц российской группы Pussy Riot Надежду Толоконникову и Марию Алехину: по виду, обычных молодых девушек — совершенно таких же, какие тысячами ходили в это время по фестивальных площадках в ожидании начала выступлений групп. Ни знаменитых балаклав, в которых они однажды выскочили к алтару храма Христа Спасителя в Москве, что в итоге и прославила их на весь мир. Ни тюремной одежды, в которой девушки также проходившие почти два года.

Статья в фестивальной газете анонсировал «речь», с которой девушки должны были выступить через несколько часов на одной из пряцовак Roskilde.

И еще сильнее меня здзіліва встреча, которую устроила российским феминисткам публика фестиваля. Уражаным остался не только я:

«Мы такого не ожидали. И подобной встречи не имели ранее никогда», — Надежда Толоконникова вместе с Маряй Алехиной выглядят немного шакаванымі после, казалось бы, обычной беседы с датским журналистам на сцене, которая превратилась в настоящее шоу.

В течение почти часа толпа в несколько тысяч человек — преимущественно датской молодежи — в душном ангаре одной из сцен фестиваля вслушивается в каждое слово двух российских правозащитников (здесь их знают прежде всего как «российских феминисток») и постепенно входит в экстаз от каждого их сказа. Публика кричит, энергично хлопает в ладоши и издает громкое «бууу!..» когда дело заходит про российскую аннексию Крыма, — короче, всячески дает понять, что поддерживает девушек.

Ведущий мероприятия — пенсионного вида датский журналист — наверное, чтобы объяснить молодежи, с которой страной девушкам приходится иметь дело, рассказывает, как в 1975 году во время своего первого посещения Советского Союза, у него получилось продать свои джинсы за 100 советских рублей.

«Это было 2/3 от тогдашнего заработка доктора», — вспоминает седовласый журналист, и зал приветствует его с коммерческим успехом 40-летней давности.

«Мы хотим, чтобы вы знали: Россия — это не только Путин. И теперь у нас много кто выступает против того, чтобы Россия снова стала империей. И мы против изоляции России», — говорит Алехина.

«Вы, наверное, надеялись, что мы будем сейчас петь? — 24-летняя Надежда Толоконникова берет на себя основную ответственность за реплики от имени Pussy Riot. — Но первое, что мы запретили себе делать в рамках творческого направления, которым мы занимаемся [он называется акционизм], — это петь на легальных площадках».

И снова публика реагирует очень позитивно.

Экзотические фрукты

«Такое отношение к Pussy Riot связано с большим вниманием прессы к девушек, — объясняет музыкальный журналист Свен Рюгаард. — Они экзотические. Ведь из России», — растаўляе Свен все по местам.

Свою экзотичность девушки легко превращают в социальный, политический и даже экономический капитал. Фестиваль Roskilde, в принципе, организаторам денег не приносит и все заработанное тратит на благотворительность. Прежде всего социальную, как помощь организациям, занимающимся борьбой с молодежным безработицей. С этого фестиваля девушки уезжают с приложением в бюджет недавно основанной ими НПО «Зона права»: фестиваль объявил о перечислении организации 300 тысяч крон (более 50 тысяч долларов).

Теперь Pussy Riot путешествуют по миру, рассказывают о себе и просят дапомогі в изменениях.

«Мы пытаемся помогать людям, которые хотят создавать в тюрьме, — говорит Толоконникова. — Я знаю, что самое страшное, когда ты лишаешься того, что создал в тюрьме».

Их инициативу по помощи людям в заключении девушки обещают расширить и в Украине. Беларусь пока далековато от их фокуса, но за событиями у нас Pussy Riot также следят:

«Блин, забыла рэтвітнуць про плакат „Путин, пошел на хуй!“, что в Минске вчера вывесили», — узнав, что я из Беларуси, демонстрирует Алехина осведомленность в наших делах.

На большой пресс-конференции сразу здесь, по-за сценой фестиваля, Толоконникова рассказывает журналистам со всей Европы о проблемах людей, что сидят в тюрьмах в России, красочно описывает жизнь российских правозащитников и призывает гуглить «Краматорск», чтобы увидеть всю тяжесть ситуации в Украине. Европейские журналисты обещают обязательно погуглить. И расхватывают российских девушек для индивидуальных интервью. Появление в вечерних новостях Pussy Riot заново обеспечено.

«Пользуйтесь Гугл-транслэйтам»

«Теперь вы ралявая модель для нас!» — гласит в конце встречи с молодежью датский журналист и публика громко приветствует этот факт. Датчане просят, чтобы их немного павучылі, как жить и что делать.

«Мы не очень уважаем авторитеты», — Надежда Толоконникова отказывается учить скандинавов жизни, на что аудитория заново реагирует позитивно. «Главное, — продолжает она, — никогда не говорите себе неправду. И пользуйтесь Гугл-транслэйтам, когда пишете письма политзаключенным».