«Проходимцы», которые делают белорусскоязычной мировую литературу

Джейн Остен, Артур Конан Дойл, Чак Паланюк, Кафка… Это далеко не полный список авторов, которых можно почитать по-белорусски в интернете. Журнал «Проходимец» уже 4 года занимается обогащением русского языка и за это время 1126 произведений стали белорусскоязычными. Generation.by напросился в гости к молодой редакции некоммерческого проекта, который на днях выпустил новую порцию переводов иностранной литературы о бунтарский дух бит-поколения 60-х.

«Да не! Будет 200 экземпляров в твердой и 300 в мягкой обложке», — с вином и веселым настроением обсуждают «проходимцы» после работы будущий сборник детективных рассказов.

Команда молодых людей, которые когда-то встретились на минских литературных курсах, теперь в свое свободное время переводит известных зарубежных авторов на белорусский язык. На страницах журнала впервые появились переводы на белорусский с исландской, африкаанс и римского диалекта итальянского языка.

Начиналось все еще в 2008, когда заводила всей «прайдзісветаўскай» дела Юля Тимофеева и компания единомышленников выпустили первый номер электронного журнала и едва успели перед его презентацией поставить его на сайт.

«27 мая у нас был такой мандраж, мы боялись, что наш программист не успеет, то есть мы презентуем электронный журнал, которого еще нет в интернете. Но все же удалось, презентация была в семь, а номер вышел в четыре», — вспоминает Анна Янкута.

Журнал имеет уже 11 номеров и, если их распечатать, то может получиться нормальный такой томик размером с советскую энциклопедию. Управляют перакладніцкім процессом преимущественно девушки.

«Да я здесь только для статистики, чтобы можно было сказать, что у нас не одни девушки», — шутит Влад.

Интернет-страница с хулиганской названием «Проходимец» (фокусник, хітрэц) не оставила равнодушными литературных мэтров, что после первого номера даже посмеялись, мол, чего они хотят добиться с журналом «Проходимец»?

«Прайдзісветаўцы» также ведут работу по поиску давно забытых переводов, поэтому в каждом номере обычно публикуется старый перевод (сделан в прошлом веке), указаны бородатым дяденькой (логотип «Проходимца»).

«Есть такая проблема у нас, и не только в литературе: каждое поколение стремится сделать что-то заново, сделать то, что уже сделано, нет традиции сохранения вот этого багажа», — объясняет Влад.

За четыре года в проекте поучаствовало 140 переводчиков, но же рада заўпэўнівае, что далеко не каждое произведение, который присылается, качественно переведенный и автоматически попадает на сайт.

«Ходят слухи среди переводчиков, что наша редакция самая строгая, все вскроет, парэдагуе, ничего не оставит», — улыбается Влад.

«Но ведь так оно и есть», — добавляет Юля.

Проект держится полностью на порыве волонтеров, которые в свободное время «толкают» себя и других, чтобы вовремя были готовы тексты. Среди переводчиков люди разных профессий, есть даже программисты, которые в перерывах между писанием кода копаются в словарях, параллельно делая вклад в развитие родного языка.

«Перевод — это прежде всего творчество. А жажда творчества — это абсолютно нормальное, даже естественное призвание, которое, кстати, никоим образом не мешает тому, чтобы сидеть в кафе и отдыхать на пляже. Что касается белорусского языка, то здесь намного более широкое поле для творчества и работы. Столько всего еще не переведено! Берись хоть за Шерлока Холмса, хотя за Тома Сойера! А иногда даже приходится разрабатывать определенные литературные стили, на которых белорусскоязычных произведений не писали. И это все страшно интересно!» — уверена Юля.

«ПрайдзіСветаўцы»

Юля Тимофеева

«Уитмен хочу переложить, но для него нужен настрой. Уитмен настолько чувственный, там столько много этого чувства, что чтобы его переводить, тоже надо быть в этом настроении, нельзя просто его взять, а нужно влюбиться, только тогда можно переводить.

Я как-то нашла такого интересного поэта — Мэтью Дзікмана, списалась с ним, оказалось, что он на то время в піцэрыіі работал. Он не был еще таким знаменитым поэтом. Я перевела, отправила ему, он рассказал, что распечатал, повесил на стене. Это же первый перевод на иностранные языки его творчества был! Теперь он достаточно знаменитый поэт, так оказалось, что мы открыли его до того, как он стал известным».

Влад Ленкевич

«Питера Пэна хочу даперакладаць.

Переводчик, который занимается исключительно переводом, котируется выше, но, к сожалению, я не из таких. Это значит, что перевод для такого переводчика — это не что-то такое, вроде „я не могу придумать стихи, пойду тогда перевода чужие“. В Беларуси традиционно большинство переводчиков всегда были поэты, которые не придумали что написать, либо прозаики, у которых все мысли закончились, либо их не печатали в советское время, вот они и переводили.

Когда пишешь свои мысли, это же не значит, что они хорошие, лучше переводить чужие хорошие, чем писать свои поганые. Менее зганьбішся :)»

Анна Янкута

«Хочу закончить роман Джейн Остен „Гордость и предубеждение“, перевела пока только 7 разделов.

Перевод — это тоже творчество. Например, ты берешь иностранного автора, у которого стиль писания такой, которого в белорусской литературе и близко не было и тебе нужно представить, как по-белорусски этот стиль выглядит.

Наша переводчица Анастасия Гвоздева перевела современного бразильского писателя Радрыгеша. Потом она нашла как-то в интернете блог неизвестного бразильца, где была ссылка на белорусский перевод и приблизительно такой подпись по-португальски: „Вот белорусы знают современного бразильского писателя Алешандры Радрыгеша, а мы, гады, не знаем, такие мы необразованные“».

Алеся Башаримова

«Хочу переложить четвертую и пятую книжку о мумітроляў. («Шляпа чародея» Туве Янсон, переведены Алесей Башарымавай, вышел в 2011 году в издательстве Дмитрия Коласа)

Я экономист-маркетолог по образованию. Однажды мне прочитали отрывок из одной из книжек о мумітроляў Туве Янсон, и я тогда решила почитать всех этих мумітроляў. Прочитала, прониклась, потом начала искать, где почитать по-белорусски — и не нашла. Более того, я нашла в интернете карту, на которой указано, в каких странах книга вышла на своем языке, в каких — нет. И Беларусь такая беленькая дырочка. Нужно, значит, переводить, поэтому и начала учить шведский. Если бы произведение было бы по-фински, то учила бы финскую».

____

P. S.

После просмотра материала герои попросили добавить, что «Екатерина Матиевская, редактор и корректор всех номеров журнала, была в отъезде, Анастасия Гвоздева прийти не смогла, Анка Упала и Елена Петрович не участвовали в беседе, а Полина Маслянкова воспитывает маленького ребенка».

Теперь все справедливо 🙂