Приключения белорусских студентов в Южной Корее

Корейский коллективизм и социальная иерархия. Жизнь и учеба белорусских студентов, что решили обучаться в стране по соседству с Ким Чен Ыном, к угрозам которого уже успели привыкнуть. Generation.by беседовал с тремя белорусами о культурные странности, своеобразия пищи и корейскую попсу.

* * *

«Я не собираюсь бросать все и ехать домой всякий раз, когда КНДР грозит уничтожить нас»

В первый раз попал в Корею, в Сеул, еще в 2008 году после первого курса университета, по летней программе. Потом на четвертом курсе по программе обмена учился год в городе Чхонджу (географический центр Южной Кореи). После вернулся в Минск, во время обучения на пятом курсе экстерном сдал все экзамены и зачеты за четвертый курс и сразу подал документы на магистратуру в Корее. Прошел отбор в корейском посольстве и получил грант корейского правительства. Через месяц после того, как получил диплом БГУ, уже был снова в Корее, сейчас по этому гранту обучаюсь здесь на магистра. Все расходы покрывает корейский правительство, нам выдается стипендия каждый месяц на все расходы, с которой мы сами оплачиваем жилье, еду, транспорт и т. д.

В первый раз был настоящий культурный шок, очень разные культуры у нас, да и мне было 18 лет, впервые был продолжительное время так далеко от дома совсем один. Долгое время привыкал и до корейского этикета, и к еде, и к климату, не мог свыкнуться с их менталитетом. Но постепенно свыкся со всем, кроме климата. В Корее, как и в Беларуси, 4 времени года, зимой есть снег и небольшой мороз, а вот лето для меня самое тяжелое время. Летом в Корее есть период муссонных дождей, почти всегда очень высокая температура и влажность воздуха. Именно из-за влажности чувствуешь себя так, будто в бане находишься. А добавить к этому корейский ландшафт (70% территории — горы), и жизнь становится ежедневным испытанием, особенно на юге страны, где я сейчас. Не очень приятно в 8 часов утра идти на занятия, подниматься в гору при температуре воздуха 30 градусов и влажности 80%, а днем возвращаться в таких же условиях, но еще с мусонным дождем.

Жизнь действительно дорогое. Это связано с тем, что Южная Корея, при населении в 50 млн. человек, в два раза меньше, чем Беларусь, при этом большая часть территории страны — горы. Отсюда и большая цена на жилье, особенно дамы. Некоторые люди просто снимают жилье, и не собираются приобретать свое собственное, потому что не хотят попадать в кабалу от банков. Чтобы снимать небольшую однокомнатную квартиру в Сеуле далеко от центра, нужно платить каждый месяц примерно 500 долларов, но кроме этого дать 3000-4000 долларов владельцу, которые он отдаст, когда будешь уезжать.

Как и любая другая восточная язык, корейский сначала кажется очень сложной. На самом деле, в корейском языке нет иероглифов, как в китайской или японской. Но для нас сначала очень сложно далось корейское произношение и грамматика. Особенность корейской культуры — жесткая социальная иерархия, особенно что касается возраста. Это отражено в языке, в корейском несколько способов выражения «ты» и «Вы», в зависимости от возраста и социального статуса собеседника, ты ужываеш различные окончания слов и даже меняешь сами слова. Самой необычной для меня сначала была система обращений в корейском языке. Если кто-то старше меня на несколько лет, я должен не только разговаривать с ним на «Вы», но и называть его не по имени, а словом «хен», что переводится как «старший брат». То же самое с девушками, их надо называть «нуна», что перакладецца как «старшая сестра». Но самое смешное, что девушка называет парня, с которым встречается (если он старше ее), «оппа», что переводится как «старший брат» (для девушек). Как девушка может называть своего парня, с которым быстро собирается жениться, «старший брат»?! Какой он «брат»?

Корейская молодежь очень отличается от белорусской. Она, как и все корейское общество, более ориентирована на коллективизм. У нас есть такие понятия, как «мода» или «тренд», но белорусам даже трудно представить, насколько это ярко ощущается в Корее. Если, скажем, 60% белорусской молодежи слушает поп-музыку, а остальные 40% — рок, техно или что-то еще, то в Корее 90% слушают корейскую попсу, так называемый K-Pop. Если у белорусской молодежи есть определенные «тренды» в одежде, то корейский отдает предпочтение конкретным брендам. Зимой, например, когда идешь по улице, можно заметить, что сотни людей будут в куртках “North Face”, “Columbia” или еще каких-то 3-5 знаменитых брендов, и только процентов 30-40 — в одежде от каких-то менее популярных производителей. Это особенно чувствуется в маленьких городах, не таких как Сеул, но для Кореи вообще характерен коллективизм и общее подражание, особенно для молодежи.

Люди в Южной Корее уже давно привыкли с угрозами со стороны КНДР. Они просто больше не реагируют на них, потому что живут в таких обстоятельствах 60 лет. Когда в новостях по всему миру общая истерия и сведения о неизбежности войны, в Южной Корее люди сидят в кафе, играют в центре города, идут в бары или клубы. Это спокойствие и уверенность передается и нам, иностранцам в Корее. Я был в Корее в 2010 году, когда КНДР обстреляла южнокорейский остров Ёнпхён. Даже в то время, когда произошел настоящий конфликт с применением артиллерии, корейцы, и я вместе с ними, были уверены, что настоящей войны не будет, и ее не было, слава Богу. Тема моего диплома в БГУ была связана с воссоединением Юга и Запада, мне очень интересна это тема. Могу сказать, что в этом 2013 году ситуация действительно была худшая за все годы после Корейской войны. Но вероятность войны была и остается очень низкой. КНДР знает, что им в этой войне не победить, возбудить ее — будет для них самоубийством. Зная это, я спокоен и не собираюсь бросать все, отказываться от своей магистерской программы и ехать домой всякий раз, когда КНДР грозит уничтожить нас. Она и дальше будет угрожать, потому что это их единственный шанс и способ обратить на себя внимание и требовать финансовую или гуманитарную помощь из-за рубежа.

«Это был как кадр из фильма про американских студентов»

Считаю, что попасть в Корею, был мой судьба. Разве не удивительно, что при поступлении я выбрала китайский язык, но оказавшись в корейской группе (наверное там был недобор), я во время стажировки встретила своего будущего мужа? О программе обмена между Университетом г. Чхонджу CBNU я узнала самой первой. Я увидела в сценгазеце статья про эту программу и сразу пошла на кафедру. Собирать документы было не трудно, даже увлекательно, так как я уже предчувствовала, как убью год с корейскими студентами.

Прилетели мы в начале сентября, когда еще было жарко, и первое, что бросилось мне в глаза, это горы, которые были повсюду. Мы жили в общежитии кампуса, все было в одном месте: учебные корпуса, библиотеки, здания кружков (я ходила на ударные и на тэйквандо), парки, рестораны, магазины, кафе. Для меня это был как кадр из фильма про американских студентов, которые в перерывах между занятиями сидят на газончыках, читают либо чмурэюць с друзьями. Для сравнения хочу сказать, что в Минске в 2006 такого не было. Студенты, особенно не минчане, жили в режиме выживания, делая ежедневно долгий путь от общежития до универа в метро, перакусваючы в перерывах капэрцікамі с сыром и запивая это растворимого кофе.

Корейские студенты окружают тебя сразу, как видят где-нибудь на улице, хотят познакомиться и сфотографироваться, сходить в кафе и угостить тебя (что очень приятно и полезно :D), спросить, а как у нас и т..д. Сначала у меня не очень получалось с ними беседовать, ведь я учила корейскую по учебникам и сложно вообще понять, что они говорят, ведь тоже есть сленг.

В корейском университете я изучала корейский язык и лінгвакраязнаўства. Преподаватели относились ко мне сочувственно и понимали, что половину того, что они говорили, я не понимала, ведь все лекции были вместе с корейскими студентами. Приходилось переводить учебники, чтобы успевать по программе.

В Корее очень красиво, чисто (постоянно убирают), все улыбаются, отличное обслуживание и помощь повсюду, развитая инфраструктура отдыха и развлечений. Но мне иногда кажется, что как-то все одинаково, все сделано по одному принципу, очень много людей и приходится искать безлюдные пляжи.

Вечером проводили время с другими иностранными студентами, ходили в бары и кафе. В одном из клубов я познакомилась со своим мужем. Он меня видел там несколько раз , поэтому подумал, что я там работаю. С ним было спокойно и очень интересно, будто бы он и не кореец, а человек, которого знаешь всю жизнь. Сложно было привыкнуть к характеров родителей мужа. У них в этом плане все строго: иерархия и уважение. В самом начале они даже отказались со мной знакомиться, и мы поженились тайно в Беларуси. Я тогда сильно переживала и обижалась на них, не могла понимать. Теперь я думаю, что это традиционность их мышления. Они переживали, что я человек из другого мира, что мне будет здесь плохо и в итоге я сбегу домой. Но мы доказали обратное. И они потом смирились и не злились.

Самое большое отличие корейцев, это то, что они не так выражают чувства, будто стесняются, но ведь внутри все так же. Еще было сложно привыкнуть, что нужно делать и говорить так, как принято, а не так, как у нас: что думаю, то и говорю 🙂

Мы с мужем живем в Корее уже 4 года, у нас дочь Юна, ей 2,5. Воспитываем ее больше в белорусском стиле, приучаем к самостоятельности, крестили, ходим в православную церковь. И в то же время растим и в корейских традициях: воспитываем уважение к старшим, манеры поведения и т. д.

«Начали шарить мои руки и говорить: «Ой, волосы, смотри»»

Впервые я поехала после двух семестров на летние курсы корейского языка в Сеул, корейский правительство оплачивал обучение, жилье и питание. Мы учились и жили в пригороде Сеула. Первую половину дня учились, а на выходных нас возили в разные места Кореи. Самые яркие впечатления остались именно после первой поездки, ведь нас водили, все показывали. Как-то завезли в национальную деревню. Там сохранились все древние обряды, игры. Например, в древности корейцы развлекались тем, что бросали с определенной расстоянии деревянную палку в горшок.

Корейцы очень гордятся своей историей. Определенное время они зависели от Японии, ранее от Китая. И когда начинаешь изучать язык и корейскую культуру, начинаешь понимать, что много людей вообще не позиционирует Корею как самостоятельную страну. А сами корейцы очень любят Японию. Японская с корейской в одной языковой группе, и на слух японская очень похожа на корейскую произношением и интонацией. Но совсем другое написание.

Сеул с одной стороны очень развит: электронные табло, метро, небоскребы, а с другой стороны они современность любят сочетать с традиционным стилем строительства. Есть такой очень красивый дворец, выполненный в традиционном стиле, называется Кенбоккун, в нем жили императоры.

В Корее почему-то очень много протестантских церквей, это феномен такой, что в восточной стране очень много христиан, непонятно почему. Корейцы очень мало едят мясо, потому оно и очень дорогое в магазинах. Зато рыбы очень много и различных морепродуктов.

До 15 века корейцы писали китайскими иероглифами, поэтому очень часто в научной литературе можно встретить китайский иероглиф посреди корейских букв.

Второй раз я поехала на семестр, выбирали из группы тех, кто имеет лучшие баллы по корейской. Корейский правительство платил за наше обучение, жилье и питание. Мы пришли в университет и выбирали предметы. Я выбрала кроме корейской, корейскую лингвистику, фоналогію, культуру и корейскую литературу. Все было по-корейски, обучались вместе с корейцами. Было очень сложно. Мы встретили двух карэянак, которые до сих пор приезжали в Беларусь изучать русский язык, и они помогали учиться. В итоге экзамен мы сдали очень хорошо, там американская система оценок, и все оценки у нас были не ниже B.

У корейцев не растут волосы на руках, у мужчин нет ни бороды ни усов. Я как-то ехала в транспорте, держалась за поручень и рядом стояли мужчина с женщиной. Хотя и волосы на руках у меня очень светлые, они заметили и начали шарить мои руки, говорить: «Ой, волосы, смотри», фоткалі на телефон.

Мы учились не в столице, а в городе Чхонджу, где иностранцев очень мало. В университете мы с аднагрупніцай в общем были единственные белые, иностранцы были, но то были китайцы, японцы, а белых не было.

Еда — это было у нас насущный вопрос. У нас было оплачено питание в столовой, но мы не могли напрямую там кушать. Там стоят такие огромные чаны и ты их набираешь. Там еще нет тарелок, только подносы, в которых несколько больших углублений. Иногда мы приходили, но был запах каких-то тухлых носков, поэтому обычно шли в супермаркет, покупали что-то вроде «ралтону» и ели. Либо ходили в корейские кафе. Есть такие рестораны, где посреди каждого стола огонь, а на нем сковорода. Тебе приносят сырое мясо и ты сам его жаришь как хочешь. Еще очень вкусные закуски «панчан», они бесплатные, их приносят, пока основное блюдо готовится. Рис тоже бесплатный, у них он как хлеб. Черного хлеба, кстати, в Корее нет, только белый. Порция корейской еды стоила 4-5 долларов, а вот европейская еда довольно дорогая.

В Корее также система скидок на транспорт: если ты студент, то платишь дешевле, если школьник, еще дешевле. И когда мы покупали проездные на семестр, в магазине почему-то подумали, что мы школьницы и выдали наш школьные. И весь семестр мы ездили по школьным. Но однажды в автобусе водитель начал говорить: «Разве вы школьницы? А у вас школьные проездные!» А мы стоим такие и делаем вид, что ничего не понимаем. Ну нам осталось до конца семестра две недели, не будем же мы покупать новые проездные. А он говорил-говорил, потом обратился к молодого корейца, чтобы тот сказал нам по-английски, но тот застеснялся. В итоге мы проехали.

Еще:

Белорусские студентки в Китае
Белорусские студентки в Вьетнаме