Open data: какие секреты активисты ищут в публичных документах

На официальных сайтах по всему миру и даже в Беларуси лежит немало документов с интересными цифрами. Но информация выставляется чаще всего в них так, что ее словно и не существует на сервере. Среди длинных текстов, которые представлены файлами .pdf или .doc, вычитать что-то чрезвычайно не просто, сложно и отыскать через технические средства. Активисты концепции open data рассказали в Минске о том, как находят секреты, скрытые в публичных документах.

«Открытые данные» либо open data — это концепция, активисты и сторонники которой добиваются освобождения данных от авторских лицензий, а также добиваются открытости государственной информации и представления ее в машыначытальным виде.

В Беларуси существует сайт opendata.by, его автор Алексей Мядзвецкі вместе с активистом из Германии Мартином Климом выступили 22 февраля в Минске в рамках международного Дня открытых данных.

Волонтеры open data

В Германии движение open data широко распространен и начинался как волонтерский. Но в прошлом году, по словам Мартина Клима, правительство выделило 30 миллиардов евро на развитие этого дела. В Германии сейчас функционирует целый проект по освещению федерального бюджета.

В других странах также есть, на что посмотреть. На основе принципов Open Data в Нью-Йорке существует приложение-рейтинг кофеен по санитарии. В Лондоне и других городах мира разработанные живые карты уровня преступности в городе.

В Беларуси пока все делается на волонтерских началах, но, по словам Алексея Медвецкого, к идее в некоторых государственных учреждениях относятся положительно:

«Этим особо никто не занимался, это новая тема. Я рассказывал в МЧС — говорят: да, интересно, покажите, как использовать. Два проекта мы уже сделали, и с этим можно идти в люди».

Открытые данные по-белорусски

В Беларуси более менее известных проектов около десятка. Есть нашумевший «Стоимость правительства», где можно посмотреть, сколько на каждого белоруса приходится внешней задолженности – около 20,5 миллионов белорусских рублей. Проект «Безопасный город» показывает, где, когда и почему происходили в Минске пожаре. «Награды Беларуси» рассказывают интересные факты, типа — 80% всех получателей наград в Беларуси — мужчины.

Прежде всего, по мнению Алексея, нужно работать над открытием бюджетов на всех уровнях – от национального до деревенского:

«Это деньги, которые расходуются ежедневно на наши с вами потребности. Широкая тема – общественная безопасность: преступность, экология, состояние воздуха, пожаробезопасность – информация об условиях нашей с вами жизни.

…возможно, мы сможем избегать таких проблем, как в конце этого года, когда протестовали врачи “скорой помощи”.

Информация будет более открытой, и у ответственных людей не будет желания, например, перебросить часть бюджета от быстрой к ЖКХ. Это принцип публичности: люди, ответственные за реализацию бюджета, понимают, что их действия могут быть проверены».

Правда, проверить и контролировать публично можно не всех.

«Согласны ли Вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?» — отвечая на этот вопрос в 1996 году во время референдума, 65% граждан проголосовало против и только 32% — за. Результаты референдума не были признаны цивилизованным миром из-за многочисленных фальсификаций, решения его носили консультативный характер, но по факту белорусы по их живут и сейчас.

«И поэтому у нас сегодня данные по расходам резервного фонда президента получить очень сложно», — говорит Алексей. Размер резервного фонда президента в 2013 году составлял 225 миллионов долларов.