Вы просматриваете: Главная > Культурная жизнь > Но мой муж из Новой Зеландии поправлял меня: «Ты не русский, ты белоруска»

Но мой муж из Новой Зеландии поправлял меня: «Ты не русский, ты белоруска»

Белорусско-путешественница, что постоянно живет в Новой Зеландии, рассказывает о том, что такое «страна для людей, а не для народа», и как муж-новозеландец напомнил ей, что она не русская, а белоруска.

Воля Костюк – девушка из Столина, которая после учебы в БГУ уехала на несколько лет работать в Москву, а потом начала странствовать по миру и в поездках представлялась русской, ибо «так проще». Однако, если у девушки появился муж из Новой Зеландии, он настоял на том, что Воля – белоруска.

Во время короткого заезда в Беларусь блогер и путешественница Воля Костюк дала Generation.by свое первое интервью на белорусском языке. Путешественница, меряет жизнь «здесь» и «там» и рассказывает об особенности ритма жизни в движении.

После детства в Столине и учебы в БГУ, девушка уехала работать в Москву. Но после случайной поездки в Гоа увлеклась путешествиями. Встреча в Индии с Брайаном из Новой Зеландии существенно изменила ее жизнь. Сейчас Оля живет в Новой Зеландии, у нее родился сын Джаспер, и они продолжают путешествовать вместе.

Жить в путешествиях

У нас поездки обычно представляют как будто бы ты весь в рюкзаках и лезешь на гору Эверест. Или на плоту сплаўляешся по горным рекам. То есть якобы это только какой-то экстрим.

Моя подруга отправилась в кругосветное путешествие, а ей начали писать, что это не есть путешествие. Люди думали, что она обязательно поедет в Антарктиду и будет там фотографироваться с пингвинами.

Для меня жить в путешественника это значит не просто поехать на две недели куда-нибудь в Таиланд или на пару дней в Европу. Когда мы путешествуем, то никогда не останавливаемся в одном месте меньше, чем на три дня. Если когда-то мы живем, как например на Бали, три месяца.

После каждой встречи я думаю – зачем мне была дана эта встреча

Я очень люблю дорогу. Боюсь летать, но очень люблю аэропорты – само это предвкушение дороги. Не знаю, почему так, может из-за неизвестности. Рисуешь какие-то образы в своей голове: каким будет твой следующий дом, какие там будут люди. Я очень люблю ощущение дороги, потому что это движение.

После каждой встречи думаю, зачем мне была дана эта встреча. И очень часто мы с моим человеком вспоминаем людей, которых мы знали только несколько часов, но это было что-то, что мы запомнили наиболее.

Встреча с Брайаном очень изменила меня. Я начала думать более широко. Но это, вероятно, благодаря и путешествиям.

Я не очень любила белорусский язык

В БГУ я училась на факультете русского языка и литературы. В те годы русский язык не катыравалася – люди из села, из деревни разговаривали на белорусском языке – и были «не в пачоце». У меня и в школе не было хорошего преподавателя белорусского языка, поэтому я не очень любила белорусский язык. После университета поехала в Москву и там жила шесть лет. Я не пользовалась русским языком.

И когда мы там встречались с друзьями – все знали, что я из Беларуси, но я этого не осознавала. И вот только, когда я поехала в Индию и встретилась с Брайаном, с моим человеком, как-то, именно в этом месте, в этот момент, при его помощи я начала понимать, что я белоруска. Потому что, если мы, например, знакомились с кем-нибудь из другой страны и я автоматически говорила, что я русская, Брайан всегда поправлял меня и говорил: «Ты не русский, ты белоруска». И вот в этот момент у меня начало приходить осознание того, что да – я белоруска, а не русская.

Даже, если я буду иметь новозеландский паспорт, моей родиной все равно останется Беларусь. Это как ты не можешь изменить своих родителей – так ты не можешь изменить свою Родину. Я не могу изменить свою Родину и не хочу ее менять. Новая Зеландия уже будет Родиной моего сына, потому что он родился там.

Люблю Беларусь, но не могу сказать, что мне она нравится как государство

Я сама с Полесья, родилась в Столинском районе, выросла и закончила школу в деревне. Всегда во время обучения в Минске, возвращаясь домой, когда поезд подъезжал на Полесье, начиналась равнина, болота – я все время смотрела в окно и думала, вспоминала «На росстанях» Якуба Коласа: «На простор, на широкий простор!» Люблю Беларусь, но не могу сказать, что мне она нравится как государство.

Что мне не нравится в нашей стране, это можно охарактеризовать одним словом – маразм. В Минске, конечно, немного лучше, проще жить людям. Но в Столине, это… какие-то бытовые вещи. Мне не нравится, что нельзя вызвать сантехника, нельзя найти квартиру, которую ты хочешь, в квартире все «Made in Chine», все ломается. Мой человек он не может понять, почему хозяева квартиры не могут приобрести хорошие ручки к двери. Он говорит:

«В Беларуси, не смотря на то, что Беларусь развитое государство, здесь существуют какие-то классы людей. Если, например, у тебя есть какие-то связи, и тебе что-то нужно – ты живешь хорошо, но если у тебя нет каких-то связей и тебе что-то нужно – это уже совсем другая жизнь».

Жизнь в провинции очень отличается от жизни в Минске, очень. Мы жили в новозеландском городке. Там было населения пять тысяч человек. У нас было два больших супермаркеты, ты можешь приобрести там почти все, что ты хочешь. Там был натарыюс. Там было все, что ты можешь иметь в большом городе. В Столине этого нет. Когда я прихожу в больницу в Столине, у меня начинается депрессия. Потому что сидишь и думаешь: «Господи, это не мое, я не отсюда».

Новая Зеландия – страна для людей, а не для народа

Когда мать приезжала в Новую Зеландию, мы ее сводили в музей. В Окландзе музей истории (главный музей в стране) и там есть целый этаж для детей, где они могут касаться, что хотят, нажимать, во что-то играть. Мы вышли из музея и я спрашиваю у матери, или ей понравился музей. Она начала плакать. В прошлом она была учительницей. Спрашиваю, что ты плачешь, она ответила: «Я плачу потому, что мы не можем иметь этого. Почему у нас нет такого?»

Многие критикуют меня, и говорят: «Ты прекланяешься перед Западом». Но я не прыхіляюся перед Западом. Я просто думаю, почему этого нет в Беларуси. Ведь мы действительно на 50-70 лет отстаем от Новой Зеландии. То есть мне не нравятся в нашей стране отсталость и маразм.

Однажды я посціла что-то в Facebook об Новую Зеландию, и одна девушка сделала коммент, который я запомнила: «Кажется, Новая Зеландия страна для людей, а не для народа», – я подумала, что это действительно верно.

Мне не нравится наш президент, мне не нравится то, что делается в нашей стране. Я надеюсь, что однажды Беларусь войдет в Европейский союз, и люди смогут увидеть лучшую жизнь.

Новая Зеландия – большая деревня

Новая Зеландия – это как большая деревня. В этой стране нет такого, когда кто-то гордится и показывает, какой он крутой. Если такое происходит в Новой Зеландии, к нему подходят и просто говорят: «Зачем ты это делаешь! Не делай так!»

Люди в Новой Зеландии обращают больше внимание на то, какой ты человек, чем на то, какая у тебя машина. Поскольку там довольно малое население – 4.5 миллиона, это как большая деревня. Я не могу сказать, что люди, которые живут в городе, или в маленькой деревне – отличаются. Поэтому, например, мой человек – он может косить, сеять. Когда моя мать узнала, что Брайан умеет косить, она удивилась: «Он же из Новой Зеландии!»

Белорусу нужно время на раскачку

Среднестатистический белорус – терпимый. Он не будет метаться и улыбаться, и спрашивать, как твои дела. Для этого нужно время. Например, когда мы путешествовали по Беларуси и останавливались в отеле в Гродно, мы пошли в кафе поесть. Официантка там была не очень вежливой. Это подчеркнул Брайан. Я сказала: «Дай ей время». И действительно, через время она улыбалась и разговаривала с нами. Белорусу нужно время на раскачку.

Белорусские тенденции

Первая – нет денег. С кем не разговариваю – ни у кого нет денег, никогда. При этом у людей есть дома, машины, кто-то обучает своего сына или дочь в университете платно – денег нет. Вторая – все всегда больны. В больнице не пробиться, там миллионы людей. Третья – постоянный ремонт. Лето пришло, нужно делать ремонт, просто нужно: «Как же это я буду сидеть без ремонта?»

Про новозеландцев

Новозеландцы очень вежливые люди. Когда я была беременной, мне казалось, что все вокруг были рады тому, что я беременна. Все были счастливы за меня. И чувствовалось, что это искренние чувства.

Новозеландцы приветливые, любят поговорить всегда. Даже мой человек однажды звонил в банк по какому-то делу, слышу, он смеется. Разговаривает с менеджером банку о погоде, еще о чем-то и шутят. И это речь была официальной.

Средний новозеландец не будет обращать внимания на модные тенденции: есть у тебя айфон или нет – ему все равно.

Присутствующая отсутствие демократии

Люди, которые живут в Беларуси, не чувствуют ничего плохого в отсутствии демократии, если это не касается конкретно тебя. А если в твои двери постучали и арестовали, то только тогда ты просыпаешься, и думаешь: «О, разве у нас действительно нет демократии!» Только в случае, когда это касается персонально тебя. А так ты живешь, кажется, что вроде бы все хорошо: да, демократия – я могу пойти в кофейню и приобрести чая. Я могу пройтись с другом по улице, и сказать, что мне не нравится президент либо написать об этом в блоге. И кажется, что вроде бы как и демократия. Но, если копнуть глубже, это не так.

Чтобы изменить жизнь в Беларуси, каждый из нас может сделать что-то лично: улыбаться, помогать друг другу, делать какие-то маленькие добрые дела, которые переходят в большие. Может быть когда доктор улыбнется в больнице, то наша жизнь станет лучше.

Путешествия вместо ремонтов

С 2012 года я путешествую в разных странах. За это время я не встретила ни одного белоруса. Я хочу пожелать, чтобы люди путешествовали, то есть, чтобы не делали ремонты. Просто кочевали. Это не дорого – сейчас есть возможность путешествовать дешево. Когда люди путешествуют, они учатся лучшей жизни и видят, что можно быть счастливым.

Обсуждение закрыто.