Вы просматриваете: Главная > Культурная жизнь > «Не понимаю тех, кто бегает с плакатом и кричит, что быть геем — это очень круто»

«Не понимаю тех, кто бегает с плакатом и кричит, что быть геем — это очень круто»

Тема гомосексуальности в белорусских сми обычно попадает в разделы желтых новостей или скандалов. Это не удивительно, ведь традиционная сексуальность обычно попадает туда же. Кого-то оскорбляет даже упоминание о существовании людей, которых не привлекает противоположный пол. Но есть немало и тех, кто возмущается любым статьей о несяброўскае притяжение между людьми.
«Деликатная тема», — сказали бы интеллигенты старого поколения, или «Фу! бл..!» — скажут «пацаны-ваще-ребята». Но Generation.by решил обратиться к ней, ведь не замечать то, как глобальная поп-культура буквально за несколько лет изменила общественное отношение к гомосексуальности со стороны нового поколения, не возможно. Мы поговорили с двумя незнакомыми между собой парнями. Оба они геи. Первый скрывает свою ориентацию, второй — нет.

Глеб из Витебска: «Мои родители не знают, что я гей»

Глеб живет в Витебске, ему 25 лет. Много друзей, интересная работа, высокая должность, необычное хобби. Но у Глеба есть одна маленькая тайна — он гей. Об этом не знают его родные и друзья. Даже в этой публикации он попросил использовать ненастоящее имя.

— Приветствую, Глеб. Чем вы занимаетесь?

— Я работаю, занимаю высокую должность. Увлекаюсь разведением комнатных растений. Но редких у меня нет, в основном разные виды фикусов да кардылін.

— Легко ли Вам найти единомышленников в Беларуси?

— Конечно, нет. Большинство боится огласки. Мои родители, например, не знают, что я гей. На гей-вечеринках часто случаются облавы. Вдруг появляются ребята в форме, кладут лицом к земле, потом камерой в глаза светят. Спрашивают имя, фамилию, отчество, а также зачем я здесь.

— А дальше? Задерживают?

— Не. После этого, обычно, все заканчивается. Что-то вроде переписи гомасэксуальнага населения.

— Глеб, что Вы думаете о положении ЛГБТ-сообщества в Беларуси?

— Я считаю, что ничего ужасного не происходит. Других отношений мы и не знали никогда. Что касается лично меня, то я боюсь огласки потому, что занимаю хорошую должность. А вот мой знакомый при устройстве на работу так и сказал, что он гей. И ничего не случилось, работает. Я бы так не смог, не хочу рисковать. А ситуация в Беларуси вполне приемлема. Неужели же вы действительно думаете, что если общество скажет нам «нет», то мы куда-то исчезнем?

— Вы верите в любовь?

— Верю!

— Еще не встретили?

— Думаю, в Беларуси это будет трудно, ведь я придирчивый. Видимо, только если в Минске.

— А если встретите, или вы готовы и дальше скрываться?

— Готов, но причем здесь прятаться?! Я недавно был в командировке, в Лондоне. Познакомился там с парнем, так он все время хотел со мной под руку ходить! Как вспомню…

— А в Витебске?

— У меня нет такого желания, ходить с ребятами под руку. Зачем это? Я не понимаю тех, кто бегает с плакатом и кричит, что быть геем — это очень круто. Это дело личное. Не нужно сразу с нас бренд какой-то делать, будто гей — это здорово. Нужна начать с фильмов и сериалов, где есть геи. Чтобы люди через определенное время уже не делали удивленное лицо при слове «гей».

Юрий из Слонима: «Матери против наркотиков» предлагали мне помощь, обещали вылечить

— Приветствую, Юрий. Знают ли ваши родные, что Вы — гей?

— Да, ведь это естественно! Все мои родственники знают, что я гей. Мама, например, сказала: «Юра, тебе хорошо, а мне в три раза лучше, я всегда буду рядом с тобой». Брат тоже поддержал, говорил, что главное — это то, что мы братья, а остальное — мое личное дело. Жена брата очень мудрые слова нашла. Сказала: «Юра, ты ко мне в постель не лезешь, и я к тебе не собираюсь». В целом, все мои близкие знают и все понимают.

— Встречаете ли Вы такое же понимание в обществе?

— К сожалению, не. Отношения к геям в нашей стране очень негативные. Иногда кажется, что я живу в огромной деревне, и ее жители, вопреки стереотипам, совсем не толерантные. Я живу в маленьком городе, Слониме, здесь все про всех все знают.

В 2010 году участвовал в конкурсе «Мистер Гей Беларусь», и в районной газете вышла статья об этом. Так на меня как набросились разные организации! «Матери против наркотиков» предлагали мне помощь, обещали вылечить. От чего только, я до сих пор не понял. Я считаю, что геям в Беларуси никогда не будет комфортно, пока у нас такие консервативные и закрытые люди, даже на самых высоких уровнях.

— Удалось ли найти свою любовь?

— У меня был парень. Мы встречались около 2 лет. В его семье только мать знала, что он гей. Когда я впервые пришел к парню в гости, мы вместе рассказали его родным. Все нас поняли. Мы даже дружили семьями: его родители с моими. На предыдущей работе все знали, что у меня есть парень, тоже никто не осудил. Но и лишний раз эту тему старались не затрагивать.

— Гей-сообщество Беларуси встречается в реальной жизни, либо это больше виртуальная явление?

— Лично я привычный к разговорам в реале, а не по сети. У меня хорошая работа, я мерчендайзер в компании «Нестле». Увлекаюсь фотографиями, делаю клипы. Я открытый человек, путешествую по Беларуси, знакомлюсь с новыми людьми, встречаюсь с друзьями. Но очень много геев привычные прятаться, разговаривать в интернете и встречаться раз в месяц где-нибудь в подвалах клубов. Я такого не понимаю. Ведь, если ты не говоришь, кто ты есть на самом деле, ты не врешь другим, а прежде всего самому себе.

Обсуждение закрыто.