«Ленивое» поколение Y, которое спасет мир

«Современная молодежь, поколение Y — ленивые нарциссы, что все еще живут с родителями. Почему они спасут всех нас», — с такими словами на обложке вышел недавно американский журнал Time.

«Мы не нужны им, поэтому мы так боимся поколения Y», — целый ряд дискуссий по всему миру предпринял опубликованная в нем статья «Millennials: The Me Me Me Generation». Сорокалетний автор формулирует то, что особенно беспокоит людей, которые были молодыми в 90-х: новая молодежь сидит в своих гаджетах и интернете и плевать хотела на то, что в мире что-то идет не так. Автор отмечает, что поколение Y — первое на Земле, когда различия в менталитете молодых людей из разных уголков мира являются меньшими, чем с чуть старшими, но представителями их родного народа. Это особенность придает еще большей веса популярному статье и тому, чем он интересен белорусам. Generation.by печатает перевод наиболее вкусных мест, многие из которых напрямую причастны и белорусской генерации Y.

=========

Я собираюсь сделать то, чем старые люди занимаются на протяжении всей истории: назвать моложе меня, ленивыми, нарванымі, эгоистичными и ограниченными. Но у меня есть результаты исследований, статистика и цитаты авторитетных ученых. В отличие от моих родителей, моих бабушки и дедушки, и моих прадедов, я имею доказательства.

Нарцысічнае расстройство личности встречается сейчас среди двадцатилетних в три раза чаще, чем среди поколения в возрасте за 65. В США уровень нарциссизма среди студентов на 58% выше, чем в 1982 году. В течение дарослення современная молодежь получала так много разных плюшек, что 40% поколения Y считают, что должны иметь повышении по службе каждые два года в независимости от эффективности работы.

Современные молодые люди одержимы славой и уверены в собственной правоте. 60% считает, что в любой ситуации сможет определить, что правильно, а что нет. При этом большинство из тех, кому сейчас 18-29 в США, все еще живут с родителями, а не с партнерами.

А еще они ленивые. В 1992 году было подсчитано, что 80% людей в возрасте до 23 хотели бы в один прекрасный день заполучить работу с большей ответственностью, через 10 лет таких нашлось только 60%.

Чаще всего к поколению Y (или поколения Миллениума) относят тех, кто родился с 1980 по 2000 год. Проще говоря, им сейчас 20 с чем-то. В каждой стране свое поколение Y, но через глобализацию, социальные медиа, экспорт западной культуры и другие изменения, поколения Миллениума разных стран оказались более сходными между собой, чем на старшие поколения своих народов.

Даже в Китае, где семья исторически важнее индивида, Интернет, урбанизация и политика «одна семья — один ребенок» сформировали поколение самоуверенных и ориентированных на себя, таких же как на Западе.

Они наиболее угрожающее и захватывающее поколение со времен бэби-бумеров с их социальной революцией, но не потому, что пытаются захватить истеблишмент в свои руки, а потому что растут без него. Индустриальная революция сделала индивида гораздо более мощным — стало возможным легко переехать в город, начать бизнес, создать собственную организацию. А информационная революция дала технологии, чтобы бросить вызов большим организациям: блоггеры против газет, хакеры против корпораций, террористы-одиночки против больших государств, YouTube-режиссеры против Голливуда, App-производители против целых отраслей промышленности. Мы не нужны Поколению Y. Вот почему мы боимся их.

В США поколение Миллениума — это дети беби-бумеров, также известных как «Generation Me» — «Поколение Я». Бэби-бумеры дали рождение поколению Me Me, у которого с эгоизмом все еще хуже. Если в 1950-х на стены дома вешали несколько свадебных, школьных и, возможно, военных снимков, то современная американская семья из среднего класса развешивает 85 фото себя и своих домашних животных.

Поколение Y выросло во времена преувеличенного Я, когда каждый свой шаг можно обозначать через чекины и твиты. При этом они значительно меньше предшественников интересуются политической и общественной жизнью.

Почему они стали такими? Частично это связано с желанием родителей 70-х повысить шансы детей на успех, выхаваўшы в них чувство собственного достоинства. Однако выяснилось, что чувство собственного достоинства или самазакаханасць отлично подходят для получения работы или ухаживаний в баре, но не слишком способствуют сохранению работы или отношений. Вся эта самомнение и самазакаханасць вынуждает поколение Y разочаровываться, когда мир отказывается признавать их величие.

«Это поколение имеет самую высокую вероятность развития недовольных ожиданий в отношении своей карьеры и низкий уровень удовлетворенности своей карьерой в то время, когда они строят ее, — говорит даследчыцца Шон Лайонс. — Это что-то вроде кризиса недовольных ожиданий».

Кроме нарциссизма поколение Y через известное его эффект: наглость и завышенные запросы к всех и всего. Если вы делаете семинар для менеджеров, посвятите его, пожалуйста, потому, как выдержать молодых сотрудников, которые бесцеремонно пишут мейлы напрямую гендиректору и соскакивают с проектов, что кажутся им скучными.

Учитель английского языка Дэвид Макалоў записей в прошлом году обращение к выпускному классу средней школы Уэлсли: 12 минут введения в реальность под названием «Вы не особенно особые». Теперь в видео почти 2 миллиона просмотров на YouTube. «Забярыцеся на гору, чтобы вы могли увидеть мир, а не мир мог видеть вас», — посоветовал Макалоў выпускникам.

Сто лет назад очень маленький процент детей посещал школы и поэтому большинство росла не среди сверстников, а под влиянием взрослых: семьи или на рабочем месте. Сейчас, когда сотовые телефоны позволяют детям общаться между собой все время, поколение Y живет под постоянным влиянием своих друзей.

«Влияние сверстников анти-интеллектуально, — говорит Марк Маўрлейн, английский профессор. — Никогда еще в истории люди не могли падарослець среди своих сверстников. Чтобы развиваться интеллектуально необходимые старше: 17-летние не дарослеюць, если общаются только с 17-летними»

И коммуникация с ними происходит преимущественно через экраны мониторов. Вы, конечно, видели их в клубах, они рядом сидят и бесконечно пишут сообщения. Они могут выглядеть спокойными, но они все время опасаются потерять что-то лучшее. 70% из них проверяют телефоны каждый час. У многих уже развился синдром фантомной вибрации в кармане.

Этот постоянный поиск дозы дапаміну («Кто-то залайкіў мой статус!») снижает уровень креативности. С 1966 года, когда впервые был организован тест творческого мышления по Торансу, уровень креативности у детей только увеличивался. Так было до середины 1980-х годов. А с 1998 года началось резкое падение этого показателя.

Это поколение также слабо умеет сочувствовать и заботиться о других. Ему даже трудно понять точку зрения других.

Что они умеют хорошо, так это превращать себя в бренды с огромными хвостами из фолловеров и френдов.

«В Facebook люди параздзімалі себя как воздушные шары, — говорит Кит. Кэмпбелл, профессор психологии в университете штата Джорджия. — Когда все рассказывают вам о собственных успехах, вечеринках, тусовках и других завистливых вещах, вы начинаете сами украшать жизнь, чтобы не отставать. Если делать это достаточно хорошо на Instagram, YouTube и Twitter, есть шансы стать таким мікраселебрыці.

Поколение Y выросло глядя бесконечные реалити-шоу на телевидении, которые по-сути являются документалистикой про нарциссизм. Они подготовлены жить в этом жанре.

До сих пор у меня получалось писать, не говоря о себе. Но я понимаю, что начал эту статью со слова «Я». Я знаю количество моих фолловеров в Twitter гораздо лучше за пробег моего автомобиля. Хотя Facebook и не позволяет заполучить более 5 тысяч друзей, у меня каким-то образом появилась 5 079. Нельзя забывать и то, что все это время обвиняя поколение Y в лени, я опоздал с окончанием этой статье на год.

Я вернулся домой на первые шесть месяцев после окончания колледжа. Когда я получил работу в Time, то встретился с ненавистью коллег за свои попытки подлизывайся к редактору журнала. Я разговариваю с одним из моих родителей через день и завишу от моего папы в деле финансовых консультаций.

Таким образом, хотя вся первая половина этой статьи — абсолютная правда (у меня были данные!), поколение Y — это скорее продолжение тренда, чем революционный прорыв по сравнению с предыдущими поколениями. Они не новые виды, они просто изменились, чтобы адаптироваться к окружающей среде.

Благодаря сайтам интернет-знакомств, Facebook и возможности общаться с людьми по всему миру, им больше не приходится сочетаться браком с кем-то из их класса или даже из своей страны. Через рост продолжительности жизни и развитие технологий, которые позволяют женщинам забеременеть после 40 лет, легче стало отложить существенные решения. Средний возраст первого брака американской женщины вырос с 20.6 в 1967 году до 26.9 в 2011 году.

Поскольку у них нет уважения к власти, поколение Y также не возмущается ее действиями. Вот почему они первые из подростков, которые не бунтуют.

В таких условиях корпорации начинают подстраиваться не только под привычки поколения Y, но и под их ожидания. Почти четверть из 2 200 сотрудников студии DreamWorks не имеют и 30 лет. Руководство студии понимает, что хороших выплат молодым сейчас недостаточно. Им нужно дать возможности для самореализации. В течение работы в DreamWorks можно посещать, к примеру, занятия по фотографии, скульптуры, живописи, кинематографии и карате.

Даже все те психологи, что сетуют на самазакаханасць поколения, вынуждены согласиться: поколение Y милое. Они легче принимают различия. И это касается не только меньшинств, но и всего прочего. «Существует много-много субкультур. Можно укутаться в них, искать что-то. Мне не очень существенно, живете вы супермэйнстрымавым жизнью или ведете себя как последняя бунтарка», — говорит Тави Гевінсан, 17-летняя девушка, которая в свободное от школы время выпускает интернет-журнал о моде Rookie.

Примерно так выглядит картина жизни поколения Y, более полная, чем та, с которой я начал. Они искренние и оптимистично. Они прагматичные идеалисты, скорее расчетливые личности, чем мечтатели; те, кто знает, как отстроить жизнь.

Их мир настолько палогі, что у них нет лидеров, поэтому революции вроде Occupy Wall Street и площади Тахрир имеют еще меньше шансов на успех чем предыдущие восстании.

Они желают постоянного одобрения и постят фото с прымерачных магазинов. Они одержимы знаменитостями, но не идеализируют их.

Они не в ходит в церковь, даже если верят в Бога, потому что они не отождествляют себя с большими институциями; в США сейчас треть взрослых до 30 лет не отождествляют себя с никакой церковью — это самый высокий процент в истории.

Они хотят новых впечатлений, которые есть более существенными за материальные блага. Они холодные и сдержанные. Они все понимают, но остаются пассивными: они могут ненавидеть одиозного диктатора, но хоть что-то сделать с ним не собираются.

Они не только крупнейшее известное поколение, но и, пожалуй, последняя большая генерация, о которой можно легко рассуждать и делать выводы. Уже сейчас хватает мікрагенерацый в большой группе поколения Y, что появляются так же регулярно, как на рынок поступают новые модели іРһопе’аў. Различия могут быть незначительными (ты научился печатать до появления Facebook, Twitter или все же iPad), но и влиятельными. И уже эти новые мікрагенерацыі пугают немного старше их, своих собственных братьев и сестер. В групп после поколения Y вероятнее всего будет еще больше возможностей. Они уже так комфортно чувствуют себя перед камерой, что средний однолетний американец имеет больше собственных изображений за французского короля 17-го века.

Действительно, у нас есть все эти данные о нарцысізме и лени. Но величие поколения определяется не научными цифрами, а тем, как это поколение оказывается способным реагировать на вызовы, что стоят перед ним. И, что не менее важно, по тому, как мы реагируем на этих людей. Считает поколение Y группой гениальных и оптимистичных бизнесменов, либо группой інфантылаў, что способны утопить мир в собственных слезах, если что-то пойдет не так, зависит от того, как воспринимать любые изменения. Что до меня, то я выбираю веру в детей. Бог знает, что они наделают.

Joel Stein, 41 год