Конец хипстеров: узкие джинсы и модные бороды перестали быть такими крутыми

Британское издание The Guardian опубликовало громкий материал, в котором фиксирует явные признаки угасания моды на хипстеров. Мгновенные тысячи лайков и комментов под статьей свидетельствуют, что пульс хипстеров все еще бьется очень активно. Однако все более очевидно — субкультура, которую основали молодые лидеры мыслей творческой индустрии, превратилась в карикатуру, где стать частью креативного класса можно просто с помощью одежды и правильной прически.

Джош — 30-летний художник, который живет в лофте в восточном Лондоне. Джош имеет бороду, очки и заботится о происхождение кофе, якуе пьет. Он платит налоги, но не имеет ежедневной работе с 9 до 5, да вместе со своими пятью разносторонними соседями по квартире избегает общественного транспорта, так как отдает предпочтение велосипеду.

Фактически, Джош является типичным хипстером, но не называйте его так:

«Я не ненавижу слово хипстер, и я не ненавижу хипстеров, но быть хипстером сейчас уже ничего не значит. Поэтому не дай бог меня так называть».

В какой-то момент в течение последних нескольких лет хипстеры изменились. Или, по крайней мере, изменилось их определение. Раньше этот термин сформулировал плеяду контркультурных молодых творческих людей из определенной местности, а превратился в уничижительный термин для людей, которые выглядят, живут и актыўнічаюць определенным образом.

Городской британский словарь определяет хипстеров как «субкультуру мужчин и женщин, как правило, в возрасте от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику». На самом деле, это слово сейчас стало оскорблением.

Так что же случилось? Статья The Guardian построен на разговорах с разными людьми, но определяющую роль в нем занимает Крис Сандерсон — футуролог и соучредитель агентства The Future Laboratory, которая прогнозирует тенденции. Крис Сандерсон собрания определяет диагноз:

«Хіпстар умер в ту же минуту, как мы назвали его хипстером. Это слово больше не имеет смысла».

Мнение подтверждает и исследование из Университета Нового Южного Уэльса, в котором говорится, что хипстеры не смотрятся уже так модно и стильно, как это было совсем недавно. Приблизительный смысл его таков: все больше имеет место тенденция к пониманию, что бороды гораздо менее привлекательная вещь, чем их воспринимают. И в 2014 году мы, возможно, достигли «вершины барадатасці». Похоже, что и узкие джинсы хипстеров скоро перестанут быть актуальными.

Футуролог Сандерсон считает, что здесь есть больше вариантов для развития ситуации, чем просто смерть субкультуры. Он замечает два типа хипстеров:

  • поп-хипстеры — те самые с нелепыми нагавіцамі в обтяжку на паўнаватых ногах да с вычурнымі бородами, которых мы любим ненавидеть и
  • прото-хипстеры, такие себе тру-основатели этого движения.

Но они не отличаются внешне и в этом заключается путаница.

Исторически сложилось так, что начинающие хипстер-культуры были информированными людьми, которые сознательно отклоняются от нормы. Вроде хиппи. На протяжении многих лет они вели за собой и вдохновляли новое поколение молодых составляет, которые в конце концов превратили понятие хипстеров в грубую коммерческую пародию. Эти новые хипстеры хотят проявить себя таким образом, чтобы на них все обращали внимание, как на глубоких людей, при этом они не сделали ничего, чтобы получить такой статус. Таким образом, они присвоили образ жизни и мышление основателей субкультуры хипстеров.

Проблема в том, что сейчас практически невозможно провести различие между ними.

«Обычные хіпцеры больше заинтересованы в том, чтобы следить за модой, а прото-хипстеры в том, чтобы быть ее лидерами. Тем не менее, они фактически выглядят одинаково, и людям не возможно заметить разницу».

Главный редактор молодежного журнала Vice оправдывается на вопрос The Guardian, что не может определять, кто такие хипстеры и называет их просто «Другие». По его мнению, слово «хипстер» взорвалась, потому что люди получили удобный термин, которым можно назвать что-то такое молодое-модное, что они не понимают.

Но это вечный сценарий. Еще в семидесятых прошлого века социолог из Франции Пьер Бурдзьё писал, что «социальная идентичность заключается в разницы, и разница самоутверждается, прежде всего, против того, что находится рядом и соответственно представляет наибольшую угрозу».

Такое положение вещей естественно очень раздражает тех самых первых хипстеров.

Но дела не всегда обстояли подобным образом. Хотя определение хипстера не изменилась существенно за последние годы, было время, когда их считали чем-то более значимым и конкретным.

Слово «хипстер» было изобретено в 1940-е годы, чтобы определять тех, кто отклонился от общественных норм — например, средний класс белых людей, которые слушали джаз. Потом пришла литература субкультур, реализована через работы известных битников, таких как Джек Керуак и Вільям Берроўз. Норман Мейлер одним из первых попытался дать определение хипстером в своем эссе «Белый негр», как послевоенной американскому белому поколению бунтарей, которое разочаровалась войной и «отделилось от общества, чтобы существовать без корней, чтобы идти по нязведанным путешествия в мятежный императив своей личности».

Через десять лет появился контркультурный движение хиппи, которые внесли свой факел самапрасвятлення в моду вопреки мейнстриму. Слово хипстер исчезла из употребления к концу века, когда было пересмотрено, чтобы описать новых молодых людей среднего класса с любопытством к «альтернативы».

Но скоро уже в «нулевых» хипстеры стали объектом пародии. Теперь каждый, кто покупает правильные джинсы, может назвать себя хипстером. Идею хипстеров поглотил мейнстрим.

Американские журналисты даже составляют термины вроде «мета-хипстер«.Так называют людей, который проходят традиционные шаги для роста, а сразу хотят заполучить социальный статус. Таким образом правильные очки и модное тату превращают серых людей в хипстеров.

Но ведь не все согласны, что термин хипстеры устарел. Журналист The Guardian спросил у посетителя одного из баров ўсходнага Лондона или ідынтыфікуе то себя с хипстерами. 24-летний парень считает, что является хипстером уже только потому, что живет в восточной части Лондона.

Мэнні, 28-летний певец также считает себя хипстером и ему нравится чувство сообщества от субкультуры:

«Молодые люди, которые не имеют работы, имеют особую потребность считать себя частью большого движения», — рассуждает молодой британец.

Миллер, редактор большого международного молодежного журнала Vice говорит, что их журнал никогда не писал про хипстеров как о субкультуре, ибо он не считает их субкультурой. Миллер считает, что хипстеры не хотят быть уникальными, а просто хотят принадлежать к чему-то.

Так что же дальше, рассуждает The Guardian. хипстеров ждут капитальные изменения. По мнению футуролага Криса Сандэрсана скоро произойдет спад мании на все эти джинсы в абліпон и другие визуальные проявления хипстеров. Крис предполагает, что на первый план выйдет стиль похож на мачо, возможно даже частично карикатурный.

Ситуацию с модой ближайшем будущем может также просветлить феномен «normcore». Термин, введенный трендовой агентством из Нью-Йорка K-Хоул в своем докладе Youth Mode за осень прошлого года. Не смотря на широкое высмеивание в мире моды, это движение, супер-нормальный стиль, возможно, стал реакцией на камадыфікацыю индивидуальности, идею, что ты можешь приобрести уникальность в модной магазине. Но «Normcore не хотят свободы, чтобы стать кем-то», — говорят они.

Тем временем многих возмущает идея классифицировать людей. Молодая лондонская художница Арвіда Бюстрым к тому же фотограф и модель. Хотя девушка имеет образ стереотипного хипстера, но представляет собой нечто гораздо большее. Ее работы глубоки, сфокусированные на сексуальности, самоидентификации и фемінізме говорят о том, что она все же что-то представляет собой. Футуролог Сандерсон описывает ее как человека, который «ведет за собой, а не идет за кімьсці».

Художница уклоняется от рассуждений о том, можно ли назвать ее хипстером:

«Я не знаю, или люди называют меня хипстером. Я, конечно, не идентифицирую себе с этим словом. Да и что такое хипстеры? Это такой общий термин. Я даже не знаю, или они до сих пор существуют».

30-летний Джош с начала статьи говорит: «Я не понимаю, почему нельзя быть просто парнем с востока Лондона, которому нравится разная хрень, но без штампов на этот счет».