«Каждые сто грамм — это минус шесть децибелов»

Несоответствующие площадки, неумелые аранжировки, алчные организаторы… Что все-таки так часто мешает хорошему звуку на белорусских концертах? Generation.by разбирался в вопросе, а также в особенностях профессии вместе с минскими звукорежиссерами Властям и Эльдаром.

Концертный звук. Инструкция для начинающих

Рекомендуется к прочтению особенно тем, кто на концерте любить паслэміцца под сценой, а на выходе пожаловаться на звук. Не секрет, что самый лучший звук — около гукааператарскага пульта, самый плохой — около сцены.

Музыканты на сцене слышат свой звук с комбікаў, звук остальных музыкантов — из мониторов (черные штуковины, что стоят на краю сцены). Для каждого из музыкантов (в идеале) стоит свой монитор и идет своя маніторная линия (то есть уникальный для каждого звука, баланс звучания инструментов). То, что они слышат с мониторов, не предназначено для слушателей. Поэтому люди, что слэмяцца под сценой, зачастую могут не слышать, например, вокал, а слышать звук с монитора вокалиста, где в идеале его вокал отсутствует. То, что должен слышать слушатель, уходит из порталов (колонки, что стоят по бокам от сцены). А поскольку стены некоторых клубов «голые», то звук, что исходит из порталов, «разбивается» о голые стены и слушатели еще слышат результат этого удара, то есть глухой звук.

Звук уходит из микрофонов, идет в пульт, там он проходит через частотный корректор и динамический корректор и потом выходит в порталы. Обычно музыканты на сцене не слышат общий результат их работы, который слышит слушатель, но при наличии на сцене прострелов (те же порталы, только для музыкантов) это делается возможным. Правда такое редкость на концертах белорусских групп.

Тем, кто хочет услышать слова и музыку, стоит идти ближе к гукароў, тем, кто паслэміцца — к сцене. Соединить это на большинстве концертах почти невозможно.

Откуда берут в звукорежиссеры

Что нужно закончить, чтобы стать звукорежиссером?

Эльдар: Этой специальности в Беларуси не обучают. У меня есть знакомый, который закончил Академию музыки, то он не знает, что на пульте крутить и какие кнопочки жать, чтобы было слышно инструменты.

Влад: Только на собственном опыте.

А знания, которые необходимо иметь?

В: Физика не помешает.

Э: Музыкальное образование тоже помогает.

Звукорежиссер, звукооператор, гукатэхнік. Объясните разницу.

В: Гукатэхнік — человек, который должен знать, что куда подключить, чтобы работало. Звукооператор — человек, знает основы звучания, который может при наличии звукоусиливающего комплекса сделать так, чтобы все работало и было слышно. Звукорежиссер — человек, который при наличии всех знаний может создать определенное настроение на сцене.

А вы кем себя считаете?

Э: Наверное звукорежиссеры 🙂

В: Надеюсь, что у меня получается иногда делать работу звукорежиссера.

Почему на концертах бывает плохой звук

Есть поговорка «если концерт удался — значит хорошие музыканты, если не удался — плохие звукорежиссеры», так?

В: Ну да, стрелочник, когда есть, на кого списать. 🙂

Э: Если плохой концерт, гукар не знает, что крутить и вообще он глухой, а, если хороший концерт, есть замечательная группа выступает. Так всегда было.

Случалось, что слушатели подходят и говорят, мол, вокал сильнее сделай, или еще что-нибудь такое?

В: Это нормально.

Э: Всегда. Каждый раз кто-то подойдет и скажет какие-то абсурдные вещи. Например, подойдет и спросит: «А вот, почему, когда я стою под самой сценой, мне плохо слышно вокал?»

Вы сами передвигаетесь по залу, когда работаете?

В: Всегда.

Э: Обязательно, бегаю на танцпол и слушаю, что там за звук.

Многие часто жалуются, что у нас на концертах ужасный звук, почему?

В: Бюджет мероприятия не позволяет выполнить райдер.

Э: 70% звука также зависит от самой аранжировки, и есть музыканты, которые вообще не понимают, что это такое и как это складывается. Они пишут свои партии, а они между собой не совпадают. Например, бас и бас-бочка играющие грув. В бас-гитаре один грув, бас-бочки другой, отличается одной-двумя нотами в ритме. Одновременный звук этих рифов дает нам впечатление, что бас лажае.

В: Из-за нехватки аранжировки также часто мешают друг другу, например, клавиши и гитара. Это очень распространенная ошибка. По отдельности звучит виртуозно, а вместе не сочетаются. И при том, написали это музыканты с абсолютным слухом.

А помещение?

В: Так, четыре основные наши площадки (Концертный зал «Минск», Дворец Спорта, Дворец Республики, Re:Public) мягко говоря не подходят для концертов.

Э: Хотя, если будет много оборудования и хороший гукар — будет хороший звук. Если будет как в райдере, то есть 15 Вт на голову, то и звук будет не очень. Бывает, что написано 15-25 Вт, организатор всегда скажет: «Делаем 15».

В: Мы, например, когда первый раз работали в замке Рытэрбург, там были очень плохие акустические условия: голые стены, камень и железо. И когда у нас было свободное время, мы затянули бархатом стены, то есть заглушили зал. С того момента там все отлично звучат.

А что с Re:Public, на который все все время жалуются?

Э: Стены там дают о себе знать, но если поставить усилители и гукара, который слышит, будет нормально. Там тупо не хватает звука, а не хватает звука, потому что есть договор между заказчикам и прокатчиком на определенный ценник, стандартный состав оборудования. Если там большие концерты, туда довозит оборудование, ведь доплачивают деньги.

«Хотя панки и ублюдки, но с ними интересно работать»

Канфліктуеце с музыкантами?

Э: Был один случай. Мы работали в клубе, естественно, что мониторы на сцене работают тише за порталы. И я не могу ему дать больше в мониторах, потому что слишком маленькая сцена и микрофон будет попадать в монитор, будет заводиться и свистеть. И он такой говорит: «Я слышу, что моего вокала в зале больше чем на сцене», на что Влад отвечает: «Ну так это логично». Еще было, что у вокалиста звездочная болезнь, а на самом деле он не умеет петь и работать с микрофоном. Я ему это высказал, он встал на дыбы, не понял, как такую «звезду» поставили на место. Но обычно, если я вижу потенциал, я всегда стараюсь помочь.

В чем особенность работы на акустических концертах?

Э: Самое главное здесь перекричать барабаны, и не чем-нибудь, а в первую очередь вокалом, чтобы было слова слышно. Если будет барабанщик с кучей железа, никто ничего не услышит, какие бы сильные мониторы не были. 1,5 кВт — самая большая мощность мониторов.

В: Каждый музыкант на сцене должен иметь свою отдельную маніторную линию. Когда пять музыкантов, то делаем пять линий.

Э: Бывает просят десять, делаем десять.

В: Смысл акустики большой мощности, чтобы в идеале порталы звучали не более чем на половину.

И оно так и выполняется?

В: Ну не очень 🙂

Кто налаживает комбікі?

Э: Вот кстати проблема, у нас нигде не обучают музыкантов, как работать с комбиком. Но если грамотные музыканты приезжают, то они сами поворачивать его так, как ему нужно или просят так, как ему нужно. Знаю группу, который выходит на сцену и за семь минут уже готов играть в хорошем звучании. У них опыт работы с комбікамі, они хорошо играют, слышат друг друга. Если я вижу, что группа опытный и грамотно работает с оборудованием, то я им уже доверяю в каких-то мелких вопросах.

Грамотно?

Э: Ну например. Очень много металёвых наших команд, которые насмотрелись клипов амерыкосаўскіх бэндов, где фронтмены сжимают микрофон и кричать в него. Зажимать микрофон тоже надо уметь. Ведь если он зажимает мембрану, я не могу достать его вокал и микрофон свистит, к тому не дает дышать мембране.

В: Музыка также должна разбираться и знать основы звукорежиссуры.

Э: Еще музыканты любят часто больше драйва панакручваць, считается, что чем больше драйва, тем круче звучать будет.

В: Потому гукар наверное перед выступлением залезть на сцену и собственноручно проверить инструменты. На малых площадках 75% звучания делается именно на сцене.

Э: Потому что в маленьких залах мы слышим музыкантов, а не порталы. А много барабанщиков садятся и начинают лупить, они не понимают, что в маленьких залах ничего не слышно кроме тарелок в барабанах. И чем более моложе барабанщик, чем больше процентов того, что он начнет лупасіць.

В: Именно из-за барабанной установки просят сделать тише. Мы даже как-то брали все исключали и спрашивали: «Тише стало?» —«Не, не стало». — «Так, все, я все выключил».

Как вообще работать, когда все вокруг бухают и веселятся?

В: Круто. У нас работа и хобби совпадают.

Э: Интересно. Тогда чувствуешь, или народу поперло или не поперло, что делать, громче или тише.

В: Мы лучше отработаем какой-то интересный концерт за меньшие деньги, чем государственное протокольное мероприятие. (Есть три праздники в стране, на которых никто из прокатчиков звука и света без работы не остается. Это праздники городов, День Независимости, Новый год. В такие времена всех просто на части рвут).

А интересный концерт, это который?

В: Так сложилось, что мне больше всего нравится работать в андеграунде. Хотя панки и ублюдки и оборудование ломают иногда, но они классные люди и с ними интересно работать.

Оборудование ломают?

Э: Совсем недавно очень известная группа микрофонную стойку поломал.

В: Вокалист группы просто был в образе и погнул стойку.

А с какими-то поп-звездами отечественной эстрады работали?

В: Время от времени работаем с Анатолием Ярмоленко. Он кстати, когда мы с ним работаем, поет вживую. Всегда впечатляет также Петр Елфимов.

Э: Георгий Колдун также. Он, например, когда выходит на сцену после музыкантов, которые себя не слышали в монитор, всегда просит, чтобы я его потише сделал в монитор.

Работали с замежныі группами, сильно различаются райдеры?

В: Все либо очень просто либо очень сложно.

Э: Может быть такое, как у русских исполнителей, все очень сложно, но то не имеет смысла.

«Каждые 100г — это минус 6дБ»

Вы употребляете алкоголь во время работы?

Э: Не, он сильно прибивает слух.

В: Каждые 100г — это минус 6дБ. Что это за гукар такой, который неадекватно реагирует? Считается, что большинство гукароў пьют. Бывает, что гукар, который приезжает с коллективом, уже немножко накатанный. Обычно это далеко не в лучшую сторону отражается на звучании.

Э: Много было случаев, когда гукар был выпивший, и мы слышим, что он не очень хорошо распознает, где делает громче, а где тише. Он хочет сделать сильнее пачке, а делает только громче.

За сколько времени до концерта приходите в клуб?

В: Рекорд — 40 минут, но обычно за пару часов.

Постоянные ночные концерты, громкая музыка — как-то влияет на здоровье?

В: Каждый концерт — это кусок здоровья.

А сам звук на концертах вредит?

В: Конечно, очень часто бывает, что на площадке сильный звук, тогда я вставляю беруши в уши. Когда спрашивают, зачем я так делаю, говорю, что пытаюсь сохранить остатки слуха.

Секрет идеального звука?

В: Никакого секрета нет: выйди в центр зала и послушай. Есть определенные законы и правила, но, чтобы делать особое звучание, никаких правил не существует, делай, что хочешь, но должно получиться круто.

Э: Нужно слышать, чувствовать, и нужно, чтобы нравилось то дело, которым занимаешься.