Как в деревнях сейчас выглядит обряд, что появился из мифа индоевропейцев про стрелы Бога-Грымотніка

В конце мая белорусы отмечали праздник Стрелы. Сперва ее «водят» несколько недель, а в конце концов зарывают в ржи. Там же весело качаюцца парами. На вопрос «Зачем скрывать стрелу?» бабушки отвечают: «Чтобы не было беды в доме».

Вознесение отмечается на сороковой день по Пасхе. В этом году праздник прошел 21 мая. Этнавандроўнікі в этот день заехали в Ветковский район. В деревнях Столбун, Неглюбка, Казацкие Балсуны, Пералёўка проходят обряды «похорон стрелы». «Скрывают» и в деревне Волосавичы Чечерского района. Для любителей заехать подальше – Стрела в Верашчаках, Віхолцы, Кацічах и Старых Бабонічах (по очереди, каждый год в одной из деревень) Новозыбковского района Брянской области России. Обряды вождения и похорон стрелы характерные для территории расселения племени радимичей (Пасожжа), а также встречаются в Брестской области.

«Водить стрелу» начинают в первый или второй день Пасхи, а где-где уже на Благовещение. «Скрывают» на Вознесение (через 40 дней). По народным поверьям, в это время якобы Бог ходит по земле. В то же время встречаются рассказы и о пришествии Бога во время жатвы, когда женщина, занята тяжелой работой, не нашла времени показать ему дорогу. А муж ее поговорил с Богом, все рассказал. От того, вроде бы, у женщин всегда много хозяйственной работы, делать – не переделать. А мужчине время есть и посидеть, и поговорить…

«Вождение стрелы» состоит из хороводов под специальные «стрэльныя» песни.

Ты лети, стряла, к вдоль села,

Ты убей, стряла, хорошо молайца…

Встречаются, наоборот, слова «не бей». Смерть от молнии («стрелы Перуна») в дохристианские времена считалось знаком избранности человека и явлением положительной, почетной, как смерть на войне.

Где мать плачет, там реки текут,

Где сястрычаньканька – там крынічанька,

Где жанна плачет – там росы нет

Кровное связь (с матерью, сестрой) в родовом обществе имело большую силу, чем приобретенная в результате брака. Вот такие древние представления сохраняются через века в народных песнях.

Хороводы водят обычно в начале деревни, у придорожного креста, на пересечении. По деревне выканальніцы обряда идут, крепко сцепившись под руки, на всю ширину улицы. В деревне Барталамееўка, что исчезла с карты Ветковского района после Чернобыльской катастрофы, хозяева выносили из домов столы с угощениями для участников обряда, что вели стрелу по их улице. Дойдя до поля, там тоже ведут хоровод.

В качестве стрелы прячут во ржи (изредка – на кладбище) металлические предметы (копейку, булавку), самодельную куклу (из трав, кусочков ткани), кусок хлеба, грабенчык, ленту, серьги, кольца, колоски… В Стаўбуне каждый закапывает что-то сам.

В Пералёўцы скрывают куклу из травы-пырніку, «одетую» в женское одежда: рубашечку, платочек, фартучек. Одежда белое, допускаются красные полоски «орнамента». Производя одежду для куклы, ткань не режут, а рвут руками, как на саван настоящему покойнику. В ямку к куклы каждый присутствующий может положить что-то от себя, лучше металлическое. В старину клали копейки, а также гребешки, ленты. Сейчас копеек место заняли бумажные деньги.

По ржи качаюцца, желательно парами. Это способствует хорошему здоровью и урожая, и, конечно, дает море позитивных эмоций.

С поля берут с собой пучок ржи, который хранят целый год, а то и больше, в красном углу. Зачем? Вот рассказ жительницы деревни Пералёўка:

«Ну вот я прыношаю, пасьвянцонай водой их папырскаю, и поставлю к иконе своей, чтоб мне Бог все асьвяшчаў, чтоб никто мне нигде ўрэду ни дзелаў, чтоб всяком месте… двор мой и скотт велся. Вот приду домой, папырскаю. Колоски – чтоб же ни в пару было, чтоб биз пары. Вот в мине – пять штук. Колоски – ао всего… Есть люди такие – змии, что они и глазами з’ядзяць. Корова молока не даст, дак я ставлю етыя колоски. И они стоят, пока… Вот прошлогодние стоят в мине, я и етыя поставлю, новые. Они стоят и стоят. Если что станя, я иду тогда, етымі каласкамі – в воду пасьвяцонаю, папырскаю по своему скотту: “Как етыя каласочкі стоять, так чтоб моя коровка стояла тихонько, чтоб никто ее не тронуў, чтоб никто ни ний”

Символика обряда похорон стрелы отсылает к касмаганічнага мифа индоевропейцев, где Бог-Златоцвет своими стрелами оплодотворяет землю. На вопрос «Зачем скрывать стрелу?» бабушки отвечают: «чтобы урожай был», «чтобы дождь шел», «чтоб пожаров не было», «чтоб не было беды в доме». Небесный огонь, что сопровождает дождь, обрядом символично направляется на пользу человеку, абясшкоджваецца.