Как усталый от государственной работы молодой геолог создал дерзкий бренд LSTR Adzieńnie

Создатель модного стрытвэар бренду LSTR — о том, как соединить лирику с мужеством и смелостью.

Илья Аксенов в свое время мечтал стать ученым. Но поработав геологом в государственной конторе, решил, что лучше будет заниматься наукой создания одежды с историческими принтами.

LSTR Adzienne появилась почти два года назад. Илья и с друзьями-дизайнерами давно вынашивал мысль создания бренда. И вот уставший от государственной работы геолог однажды превратил хобби в бизнес.

«Я как-то прочитал в интернете такой нашумевший статья «Поколение Last».В одном из ответов на этот текст была высказана такая правильная мысль, что беларусская культура является таким щитом от всех. То есть ты можешь делать какую-то музыку и если ты белорусскоязычный, то у тебя есть какая-то публика, пресса. Ты можешь делать абсолютно неталенавітую музыку, но белорусскость будет твое защитой. Я с этим согласился, ведь в этом белорусскоязычным мире видел много того, что мне не нравилось. Поэтому мне захотелось сделать по-настоящему что-то крутое, чтобы оно было и качественное и белорусское по своей сути».

Увлечен историей Илья с помощью креативных друзей начал создавать одежду для тех, кто ценит белорусскую наследство, для тех самых, кто «не хочет быть скотом». Первые шапки с калюмнами появились зимой 2011. В целом колюмны в LSTR не просто образ, Илья сделал колюмны торговой маркой. Поэтому на этыкетачцы каждого товара можно найти знаменитый вялікалітоўскі символ.

«Я просто подумал, что на самом деле меня вдохновляет. И выяснилось, что средневековые замки, сражения… А колюмны дают такой хороший адсыл к исторически-боевых событий. Нас вот кстати кто-то в каком-то плагиате обвиняет. Удивительно, какой плагиат, что сам Гедимин возмущается?!»

Постепенно начали появляться различные предметы гардероба с историческими победами, всадниками и воинами. Несмотря на то, что стиль одежды рассчитан главным образом на молодежь, среди покупателей — значительная часть взрослого поколения. А каждый второй клиент еще старается как-то помочь. Одежду можно найти в нескольких магазинах, но чаще всего его заказывают на сайте. Либо через социальные сети, написав в сообщении Константину Езавітаву. Такой псевдоним Илья выбрал неслучайно, это тоже часть бренда. Однако не каждый это понимает.

«Всегда удивляло, что не все знают такого замечательного деятеля Константина Езовитова. Семь из десяти клиентов меня называют Константин. Я уже даже и привык к этому. Езовитов еще же и стихи писал. То есть, сочетается такой лирический составляющая с мужеством и смелостью».

Безобидные исторические рисунки несколько раз отказывались печатать. Для Беларуси такое не удивительно, но Илья уверен, что дело здесь далеко не в запуганности.

«В Беларуси побеждает бабло. Каждому человеку, даже в «Карандаше», если ему дать деньги, он напечатает десять «Погонь», я уверен. Также когда мы относили на реализацию, некоторые отказывали. Я помню такую формулировку: «Не все согласятся с вашей позицией». С какой позицией? Я просто привык к такому у нас, ведь Беларусь — страна абсурда».

Из планов и нереализованных идей — портрет Богушевича в 3D, Дед-Барадзед и изображения со Слуцким вооруженным образом и битвой под Полонкой.

Принт-скрин

Нам хочется находиться немножко в андеграунде, это просто даже лучше для дела. Если мы будем расширяться, то мы быстро станем попсой. И это будет тоже никому неинтересно.

Кровь, война, убийства — это не то чтобы популярные штуки, но провокационные. И понятно, что одежда должна быть в каком-то смысле также провокационным, не должно оставлять равнодушным.

О нас говорят как о бизнес, мы фигурировали в статьях с пометкой «бизнес по-белорусски» и все такое. Это все-таки культурный проект. Понятно, чтобы существовать дальше, нам нужны средства. Но это такой проект популяризации белорусской истории, белорусской культуры.

Все, и в том числе нас пытаются все время политизировать, и это вообще проблема в белорусском обществе. То же самое касается и бара «Тутэйшыя». История с ним кстати показала, что вот кто-то написал статью, появился репост на «Хартии» и к ним пришли проверяющие. «Хартия» напишет однажды, а сколько проблем сразу появляется.

Я не считаю себя националистом, не вешаю какие-то ярлыки. Я считаю себя гражданином, ценю язык и культуру. И мне кажется, что наши товары приобретают также такие настоящие граждане Беларуси. Не хотел бы определять их как «сознательные», тем более что это слово благодаря пропаганде получила супернегатыўную коннотацию.

Людям это интересно, книги про белорусскую историю расходятся. Нельзя думать, что у нас Средневековье и всем на все пофиг. Когда я начинал, я думал, что таких людей вообще очень мало. А оказалось, что их не сто и не тысяча, а гораздо больше.