Фестиваль open’er 2013 в Польше: белорусы показали полякам путь к солнцу

Что происходит, когда 85 тысяч молодых людей на пять дней собираются вместе, чтобы слушать музыку, танцевать, петь, смотреть кино, современный арт, театр, жить в палатках, в конце концов, просто пить пиво на травке — короче, отрываться любыми доступными способами. Ответ прост: происходит один из самых крутых фестивалей Центральной Европы, в котором белорусы неожиданно для самих себя поставили жирную золотую точку. Об этом Generation.by с польской Гдыне, где с 3 по 6 июля проходил фестиваль open’er.

Переехав в курортную Гдыню на побережье Балтики с углубленной в смог Варшавы в 2006, фестиваль open’er превратился в одну из тех событий, что следует обозначить приоритетной для посещения любому, кто интересуется современной американскими и британскими музыкальными трендами и при этом не имеет возможности путешествовать по тамошним фестивалем.

Glastonburry по-польски

Здесь все веяло духом глобализма: от доминирующих ирландских флагов в гигантском городе с палаток на подступах к 3 основных и еще 2 дополнительных фестивальных сцен до многих британских и американских лидеров чартов, спускающихся с самолетных трапов почти сразу к сцене open’er после выступлений на фестивалях вроде Glastonburry и Rock Werchter. К примеру, хедлайнеры первого дня Arctic Monkeys привезли почти аналогичное шоу потому, что за пять дней до этого в качестве хедлайнеров сыграли на сцене «Пирамида» на крупнейшем фестивале Европы Glastonbury.

Модные тенденции прослеживались не только из гигантских колонок, установленных там и здесь на огромном, длиной почти в 3 км бывшем военном аэродроме, но и через многочисленные торговые и развлекательные ларьки, разбросанные между сценами. Вот «экосумки», отмеченные призом на том самом Glastonburry, рядом — огромный шатер с непрекращающимся дефиле новинок моды, далее — библиотека с лозунгом «бери что хочешь и не возвращай, но, главное, читай». Сразу тут же раздавали хіпсцерскія солнечные очки в розовой или зеленой оправе: наверное, чтобы не забывали, что читать много так же вредно, как и не читать вовсе.

В целом, open’er настоятельно go green, как то сейчас делает много кто из крупных организаций (даже название для этого придумали специальный — гринвошинг). И зашел фестиваль на этом зеленом пути к тому, что заставил молодых людей преодолевать километровые промежутки между фестивальными зонами в поисках пластиковых стаканчиков. За 50 таких обязательных атрибутов пивных фестивалей давали еще одну хэнд-мэйд (причем твоими собственными руками) сумку, а за 100 — зеленый (а какой еще?) плед. Впрочем, тотального вошынгу не вышло: тактика на сбор стаканчиков не сильно помогало лишить площадку фестиваля от мусора, что особенно хорошо проявлялось в конце дня. Кроме стаканчиков на фестивале конвертировалась собственная валюта («боны» — только за них помимо электронных, впрочем, также собственных карточек, можно было что-то приобрести).

Все, кто ждет, рано или поздно получает шанс заполучить ожидаемое. Так можно было сказать про первый день фестиваля, когда британцы Blur вышли на сцену open’er, объявив, что ехали к Польше 23 года. И сразу же вспомнили свои подростковые времена, когда будущие звезды, а тогда тины, с впечатлением наблюдали за политическим противостоянием «Солидарности» и коммунистического режима здесь, в нескольких километрах от фестиваля в Гданьске. Поляки любопытство к собственной истории оценили, впрочем, как и весь примерно 20-песенный сет.

Второй день open’er бесспорно взорвал на вторичной сцене ортодоксальный иудейский рэпер из США Maticyahu, новый имидж которого без пэйсаў и других атрибутов серьезной религиозности позволяет сосредоточиться не на визуальном образе, а непосредственно на прекрасном музыкальном материале. Хотя рэгимэн взял в первую очередь не им, а ходом, который заставил, видимо, поседеть некоторых охранников сцены: в определенный момент Maticyahu пригласил всю толпу в несколько тысяч человек, что слушали его, непосредственно к себе. Второго приглашения народу не потребовалось, и он вырвался на сцену, не оставив на ней живого места.

Были на фестивале и уже знакомые белорусам по ближайших фестивальных сценах группы, такие, например, как Skunk Anansie. Солистка последних Skin, как и три года назад на Be2ghether в нескольких сотнях метров от белорусской границы брала своей безграничной харизмой, разливая ее по толпе собственном стэйдждэйвінгам и акробатическими прыёмчыкамі вроде хождения по рукам.

Что делать суперзвезде на балтийском курорте?

Но нынешний open’er оказался замеченным в мировых сми, прежде всего, не благодаря отличному музыкальному материалу и вовсе не через невидимые масштабы (тем более что масштабы могут поразить, например, белоруса или литовца, но не англичанина с его 173 летними фестивалями). Несколько часов отдыха, что позволило себя певица Рианна в соседнем Сопоте, дали повод для воскресных таблоидов развлечь читателей вкусными подробностями нескольких фэйлов звезды.

Что заставило самую продаваемую «цветную» певицу США искать счастье на забитом как муравейнике одним из самых популярных пляжей Польши в разгар сезона отпусков, остается тайной. То ли мировая суперзвезда надеялась спрятаться за спинами плячыстых охранников на опушке, как кажется с Лос-Анджелесской, мира, то ли певица не нашла другого развлечения в миллионной агломерации. Но поклонники сразу узнали Рианну на пляже по знаменитым тату под грудью, немного прикрытыми белым бикини — ту самую диву с Барбадосу, концерт которой должен был триумфально завершит open’er.

Фестиваль действительно завершился аншлаговым в 50-тысяч посетителей концертом Рианны. Однако перед ним певица успела засветиться на видео, в котором диву (в заголовках газет на следующий день встречались такие выражения, как «совершенно пьяную») выводили из-под сцены крепкие ребята. Впрочем, над последним фактом стоит все же немного пасумнявацца: чтобы напиться фактически единственным алкогольным напитком — легким «фестивальном» пивом от главного спонсора фестиваля, доступным здесь, — надо было очень постараться. Вероятно, Рианну просто п’янілі классически стадионные американцы Kings of Leon, выступление которых она так бесславно и оставила.

Но еще перед тем, как укутаться в энергию 40-тысячной толпы, который собрали Kings of Leon, Рианна немного патанчыла под молодую звезду прошлого Grammy Miguel. Он, к сожалению, не пользовался особой популярностью в остальной части публики, несмотря на попытки имитировать на сцене что-то вроде оргазма. Отсутствие любопытства к мігелеўскіх развлечений и баладаў о любви легко объяснялось параллельным выступлением электронных хіпароў Crystal Fighters. Лондонские электронные постхіпі явно пришлись посетителям фестиваля по нраву. «Мы только что из Лос-Анджелесской», — делился впечатлениями от карьерного взлета вокалист группы Crystal Fighters, длинноволосый и бородатый, почти Христос, Себастьян Прингл.

Белорусский выход

Очевидно, ту ночь 25-летняя суперзвезда Рианна провела в гостиничном номере, из-за чего пропустила не менее важную, по нашему мнению, событие за выступления Miguel и Kings of Leon. Примерно через 2 часа, как «пьяную» Рианну вывели из вип-зоны, и ровно за 2 часа до рассвета на второй по размерам сцене open’er во всех волнах прожекторов стоял, пожалуй, самый знаменитый афробелорус мира Андрусь Такинданг вместе с группой «Гаротніца».

«Гаротніцу» выбрали сами организаторы фестиваля с еще 50 белорусских групп (и как показал выступление, не зря), которые им предложили польские продюсер Игорь Знык и художник Павел Альтхамер. Последний отметился в Минске еще год назад, когда шокировал заспанное летнее утро белорусской столице шествием «золотых человечков» — десятков людей, одетых в золотые костюмы, что в четыре часа утра спокойно прошлись по главному проспекту города, не встретив ни одного замечания со стороны милиции. Тогда «золотое шествие», которое после Альтхамер повторял по всему миру, добравшись с ним даже до Сахары, было привязанное к премьере песни «Луч» в исполнении «обрезанного» N. R. M. без Лявона Вольского. Сейчас N. R. M. (здесь следует для ясности добавлять что-то вроде «N. R. M. -1») вышли уже на сцену open’er, где после «Гаротніцы» сыграли символические пять композиций (последнюю «Луч» — в золотых костюмах). На open’er непосредственно же выяснилось, что лучи и солнечная тема в целом — это все к вопросу свободы в Беларуси.

«Сейчас мы идем на море встречать солнце!» — на сцене появился автор идеи белорусского десанта в Гдыне Павел Альтхамер в такой же золотом костюме, в котором играл во Минске ровно год назад. Где-то на востоке над головами нескольких десятков белорусов и тех, кто им сочувствовал и дожил до последнего часа последней песни последней группы фестиваля (все предварительно получили по золотым костюме), трусливо начал заниматься день. И через полчаса, когда все уже добрались до не меньше золотого за их костюмы пляжыку на море, солнце действительно взошло. Наверное, наилучшее солнце этого фестиваля.

больше снимков — в фотоблоге.