Этнографы поспорили в Минске с производителями новамоднай одежды с орнаментом

«Они не заходят на те страницы, на которые мы заходим». Студенческое Этнографическое Общество организовало в воскресенье круглый стол, на который пригласила несколько успешных издателей одежды с этно-мотивами. Авторов вышимаек не было, но дискуссия о плюсах и минусах изготовления массовых вещей по мотивам традиционных белорусов с китайским подходом к качеству получилась горячая.

Мода и позиция

Ролики про орнамент в трамваях Минске радуют немало белорусов, а злят разве одиозные российские шовинистические сайты. Белорусский тренд на родные этнаматывы в одежде развивается в течении с общей любопытством дизайнеров мира до орнаментов. Но также на фоне того как в соседней Москве постепенно отбросили попытки возглавить пан-славізм и взяли на вооружение агрессивную еўразійскасць, которую очень нервируют символы аутентичности белорусов и украинцев.

В этом контексте даже дешевый принт на майке, стилизованный под вышиванку, стал символом ментальной ориентации и проявлением позиции. Однако здешняя мода на одежду с приставкой «вышы» смущает не только шовинистов с Востока, но и тех, кто давно и глубоко занимается в Беларуси изучением белорусской этнографии.

Вышыбайкі с китайского аукциона

«Народные пояса на слуцкий манер», «кривицкие руны», вышимайки, вышымайткі, вышышыны, вы… вы… Вы что, серьезно?» – еще месяц назад публично возмутился Евгений Барышников, заместитель председателя Студенческого этнографического общества.

В видении многих членов СЕТ сейчас происходит что-то нездоровое: люди принимают вышимайки за традиционное, и ей-богу чтобы не просили выткать пояс, где орнаментом написан никнейм.

– Вышы-продукция иллюстрирует наступанне в очередной раз на те самые грабли, если мы хотим обратиться к истокам. Упрощая до примитива, мы не возвращаемся», – говорит Наталья Ярмолинская, член СЕТ.

– Эти вещи не обращают людей в сторону канона. Прекрасный пример – вышыбайка с китайского аукциона. Для большинства это вышиванка – ведь бело-красная, со звездочками. За деревьями леса не видим: это создание внешнего образа, за которым не стоит глубокая мировоззренческая основа.

По мнению Натальи, проблема в том, что популяризаторы культуры глубоко не копают, а «огромный пласт этнографических знаний фактически недоступен широкому кругу людей – никто не видит необходимости, так как являются популяризаторы». Круг замкнулся.

Котики и руны

«Популяризаторы» предложение пообщаться приняли не все – специальный круглый стол – лекцию 15 марта, слаженный СЕТ, не посетили авторы вышимаек, но пришли представители «LSTR» и Sakolka.by, Stigmata, а также УП «Скарбница». Темой круглого стола был «Традиционный орнамент в современном дизайне», а проблематикой – плюсы и минусы изготовления массовых вещей по традиционным мотивам.

Директор «Сокровищницы» пожаловалась, что не хватает достойных современных моделей, Илья Аксенов с «LSTR» рассказал о планах и нюансы работы с СЕТ – все полюбовно.

«Прошу прощения, я буду немного резким», – так начал Вадим Прокопчик с sakolka.by, автор той самой коллекции «Кривицкие руны», о которой писал Барышников, и единственный из присутствующих производителей, кто с СЕТ не сотрудничал. – …Этнографы ведут себя как потомки художника, произведения которого разворовывают соседи и другие люди, которые зарабатывают на этом. Но не только вы являетесь потомками, и каждый имеет право интерпретировать по-своему.

…Мир изменился. И если мы хотим расширять – мы должны соответствовать», – говорит Вадим, подчеркивая, что в наше время молодежь намного охотнее будет носить рубашки с фрагментами орнаментов, чем традиционные расшитые. Так же, как со временем сами традиционные орнаменты становились другими: в XIX веке крупнее, чем в ХVIII.

В конце концов дискуссия свелась к тому, что коллекция одежды хороша как художественное произведение, а вот название – при чем здесь руны? У нас их не было, это у скандинавов…

И спор внезапно начала напоминать разговор о том, стоит ли постить котиков, чтобы привлечь внимание читателя:

«Я также не хотел давать объяснений, ведь смыслов [в фрагментов орнамента, — авт.] очень много, – говорит Вадим. – Приблизительно 10 дней я получал огромные кипы вопросов, что это значит – и ноль продаж. НОЛЬ. Так это не работает».

Как в белорусском орнаменте появился велосипед

Традиционные узоры и орнаменты в ХХ веке находились под сильным информационным влиянием, и предостережения этнографической сообщества перекликаются с ситуацией в конце XIX в.

Тогда появились относительно дешевые брошюрки от «Бракар и Ко», из которых наши бабушки взяли все свои растительные орнаменты на полотенцах… и иногда даже мале-енькія вышитые роварчыкі (свидетельство имеет в архиве доктор искусствоведения Ольга Лобачевская).

Вышы-продукция – сильнейший из последних политических трендов

Мысль перекликается с резюме Тодара Кашкуревича, художника, музыканта и одного из основателей центра этнокосмологии «Крыўя»: «Мы обсуждаем проблемы идентичности и ее стилистической выражанасці».

Но он ни велосипедов, ни вышимаек не боится, и более того – считает, что это неплохо.

«Возник вопрос по поводу канона. Я не хотел бы брать на себя роль художественного совета.

Нынешний тренд на майки, трусы, татуировки, даже на шины – какой переполох поднялся! Что будут утаптывать священные знаки в грязь. Кому грязь, а кому родная земля. И если мы обозначим этими знаками всю свою землю – на бигбордах, знаках, трусах, на руках – во всем мы будем чувствовать какую-то сообщество представителей определенного этноса.

Это сильнейший из последних политических – подчеркну, политических – трендов на Беларуси, так как он начал пробивать различные социокультурные группы людей: русскоязычных, бизнесменов, бээрэсэмаўцаў, которые адзяюць шапочки с орнаментом. На празднике вышиванок я видел, приходят дяди с барсетками, полными денег, и говорят: «Я хочу такую! XXL». – «Нет». – «Я тебе заплачу, найди мне!»

«Волна эта – определенная «буря в стакане»

В результате длительной дискуссии этнографы, производители и другие заинтересованные лица пришли к выводу, что формировать качество популярной традиционной культуры нужно через специальные лекции, дипломы и антыдыпломы, а не через травлю производителей популярной продукции. Ведь ручные техники изготовления не предусматривают тыражнасці. А это значит, что вышитые рубашки не будут ни распространенными, ни дешевыми.

И поэтому некоторые исследователи относятся к модных тенденций серьезно. По словам Алексея Глушко, председателя СЕТ, речь здесь о том, развивается таким образом или рушится художественный канон.

А «стиль, в очень широком понимании, в том числе народный и традиционный – это то, что создает нашу идентичность», – говорит Михал Анемподистов, дизайнер и исследователь.

А кто-то про каноны и слухом не слышал: «Студенты БДУКІ очень далеки от этого, – говорит Ольга Лобачевская, автор книг по этнографии, ученый и преподаватель в ВУЗЕ. – Они не заходят на те страницы, на которые мы заходим – Сета, про праздники, не читают ни Бахаревича, ни Карпова… Волна эта – определенная «буря в стакане», ведь многие круги нашего общества она не затрагивает никак».