Дастопіць к Индии. Теплый осенний автостоп. Старт: визовые игры

Отмотать два года по распределению и наградить себя новыми приключениями — рвануть автостопом в Индию.
Екатерина Безматерных и Алексей Ілюшын сейчас движутся в сторону индийской границы и присылают приветы падарожнымі заметками. Generation.by начинает публикацию серии дневников о приключениях наших на дорогах Грузии-Армении-Ирана-Пакистана-Индии.

Участники экспедиции «За три моря»

Алексей Ілюшын : «Еще в раннем детстве я мечтал о неизвестные дороги и тайные приключения. Дикие звери, дикие племена, непознанные территории. Как рассказывает мама, я посмотрел передачу про африканские саванны и из одной географической энциклопедией в рюкзаке, в домашних туфлях собрался идти в Африку. Однако стереотипный родительский менталитет — путешествуют только очень богатые люди – как-то отодвинул мечту в дальние уголки сознания.

Но ведь в юности я открыл для себя автостоп и выяснил, что путешествовать – это просто. И так увлекся этим древним занятием, что даже универ бросил! Моя любимая часть мира Азия. А самое большое мое путешествие — от крайней западной точки Азии пролива Босфор в Турции до крайней южной точки мыса Піяй в Малайзии. Путь, что вместил в себя 12 азиатских стран и продолжался чуть больше года.

Ну, а теперь — доехать до Индии и дальнейшее изучение этой яркой, гостеприимной части мира».

Катя Безматерных : «В 16-17 лет, когда я совершала свои первые путешествия автостопом, с упіскамі и непрадказальнасцямі, “свободное путешествие” (спасибо Антону Кротову за популяризацию этого правильного именования!) было величайшим приключением, праздником.

В 26, как ни странно, я все еще путешественница-аўстопшчык. 10 лет свободной дороги! Сейчас она, Дорога, скорее не праздник, а обыденность. И все же… приятная обыденность и очень моя! Я стала более папушчанай и научилась не скучать по дому. Жить в Дороге, а не совершать праздничные каникулы. Дорога – самодостаточная, загадочная экзістэнцыя! Универ я закончила, два года распределения – отработала. Большое Путешествие – наилучшее скарыстанне той божественной свободы, которую наконец-то получила: мы отправляемся в Индию! Быть девочкой с пляцаком – моя альтернативная профессия)».

Или последняя точка Индия и чем вообще все закончится, мы не знаем… С собой у нас есть водка и нетбук (Боже, боже! От Сети не сбежишь!), разумеется, палатку, коврики и спальники.

Получить визу Пакистана

Визы — огромная, непростая тема, одновременно нудотная и увлекательная. Получение визы — настоящие приключения. Даже легендарный Рерих с женой и детьми провел зиму на высоком тибетском перацягу, ожидая благосклонности Далай-ламы и разрешения посетить Страну Снегов.

Но же — эпоха глобализации! Государства и строгие границы между государствами куда более условные. Да все равно, даже в эпоху глобализации, богато на Земле закрытых территорий. И визу туда получить — хитрая задачка, а иногда и вовсе неразрешимая. Получить визу в Афганистан сегодня еще можно, а вот в Саудовскую Аравию либо в Ирак вряд ли.

Одной из неоднозначных стран всегда был и Пакистан: территория, искусственно созданная ООН, чтобы решить войны между индусами-индуистами и индусами-масульманамі; суннитская исламская республика; родина Талибана; головная боль США, что заселяет сюда главное сплочение мирового терроризма. В Кашмире, по которому проходит линия фронта между Пакистаном и Индией, то и дело драки.

В столице сепаратистской провинции Белуджистан Кветте случается наибольшее количество терактов во всем Пакистане. Да и в Пенджабе, Сіндзе и Исламабаде где-нибудь когда-нибудь обязательно произойдет взрыв. Действительно, иногда ситуация здесь напоминает печально известный Афганистан. Все это не поднимает престиж Пакистана на международной арене. И все же местами эта страна мирная и, конечно, интересная: древние города Мултан и Лахор, горы Гиндукуша с большим колкостью народностей, древний буддистский комплекс Тахт-и-Бахи… И хотя визу сюда получить не так уж и просто, туристы в Пакистане являются и, конечно, чаще всего оттуда возвращаются — неповрежденными и здоровыми.

Так вот… Про визу Пакистана. Приглашение, справки о зарплате и 110 долларов – то, что нам необходимо.

Фирмы, которые делают необходимые приглашения, сразу отыскались. Но через знакомых мы вышли на пакістанца-русофила из Карачи, способного откликнуться и помочь. И Файзал (такое у него имя) помог.

Правда, ни печатей, ни паспортных данных лица, что нас приглашает, на той ценнейшей для нас бумажке не было, что немного пугало. Вопреки здоровой логике, там был расписан весь наш маршрут с не очень гостеприимными и безопасными областями загадочного Пакистана. И даже было указано, что с нашим спасителем-русафілам мы незнакомы.

«Штирлиц получит незачет», — являлось подозрение. Однако дороги назад уже не было: приглашение в таком странном виде было выслано на факс посольства. Вдогонку нашему спорному приглашению мы поехали в Москву: посольства Пакистана в Минске нет. Через владельца туристической московской магазины, состряпали лживую справку о приличном заработке. И наконец отправились по визу.

Перед походом в посольство чувства похожи на перадэкзаменацыйныя. Мы были невыспавшиеся, нас немного трясло. Находило ощущение полной требы и ближнего незаліку. Долго медлили над анкетами. Работники посольства, за исключением почтенного господина в волнующим окошки для подачи документов, по-русски вообще не разговаривали. А английским языком мы so-so обладали. На справке о зарплате был брошен быстрый взгляд, но их быстро отложили в сторону. Ничего особенно и не проверив. Хотя пиши, что ты президент Газпрома. А вот с приглашением возникли вопросы…

Нам дали два часа, чтобы получить паспортные данные Файзала. Побежали в Интернет-кафе, прислали письмо — без уверенности, что он нас прочитает и выполнит просьбу… О, у нас есть номер его мобильного! Написали смс. И — о чудо! Файзал перезвонил! Из потока речи по-английски Леша выхватил, что паспортные данные он нам высылать не собирается и вообще советует отложить путешествие.

Мы вспомнили новость, которую получили приблизительно за день до прихода в посольство: в Пакистане убили где-то возле десяти иноземных альпинистов из базового лагеря Нанга Прабат. Люди в полицейской форме Пакистана просто вывели их из отеля и расстреляли. Эх, ну и время мы нашли для прихода в посольство! Возможность получения визы становилась прозрачной призраком…

Поняв, что копии паспорта нам не пришлют, мы, звери ранены, все же решили бороться до конца. Пакистанец в окошке между тем злился. Как он может знать, действительно ли нас кто-то пригласил? В приглашении есть только имя! Но ведь мы отвечали что наш Файзал — это вовсе не кто-то, а знакомый самого консула. (Файзал самом деле пересекался с пакистанским консулом Зафарам Ікбалам в Ташкенте в середине девяностых). Кроме того, ему могут позвонить и поговорить с ним на ўрду. В итоге нам сказали ждать…

И вот мы сидим, наблюдаем за жизнью в посольстве загадочного Пакистана. Минуты летели за минутами, а потом все измерялась уже часами. Отношения со временем вполне в азиатском стиле!

Заходили разные люди по разным вопросам. Женщина в мини-юбке с глубоким декольте вызвало довольно сдержанную реакцию мужского контингента.

Пришел какой-то «наш» мусульманин. Кажется, азербайджанец.

Потом пакистанец с отличной русским языком: пришел записываться на курсы.

Большое количество завистливых паспортов с пакистанской визой поражало! При нас визы приросло даже двум незамужним женщинам.

Приносили и забирали какие-то вещи, русская секретарша на плохом английском языке передавала всякие сообщения консула. Потом звучал азан и работники посольства поднимались на второй этаж для совершения намазу.

Мы смотрели на эти лица. И хотя были несильные в практической этнографии Пакистану, нам казалось, что мы различаем все эти народности. Вот усатый, старенький человек-пенджабец. Ему на вид лет 60. Значит, он помнит всю небольшую историю Пакистана. Вот человек в афганского вида широких штанах и халате.

Наконец Лешу пригласили в комнату консула.

— Салямов алейкум, господин Зафар Икбал! — произнес Леша.

— А малейку вассалом! Садитесь, — очень дружелюбная улыбка. Жмет руку. — Что вас интересует в Пакистане?

— Мне интересна этнография и природа. Очень хочу в горы Гиндукуша и Каракорума, долину Хунза.

— А история вас не интересует?

— Ну, почему же? Очень хочется посетить коляску харапскай цивилизации Махенджадара, да и Мултан с Лахорам я не просто так написал в анкете.

— А что за человек, который прислал вам приглашение?

Алексей расплывается в улыбке:

— Да это же ваш знакомый, господин консул! Помните, вы с ним встречались в Ташкенте в 1994 году. Его координаты мне дал другой Ваш знакомый — господин Абдулла Пераседаў.

В консула на мгновение появляется выражение непонимания на лице. Но звучит телефонный звонок. Он поднимает трубку, произносит несколько фраз на ўрду. И на лице его — лучезарная улыбка!

— Хорошо, Алексей! — он жмет руку и просит подождать результата в холле на диване. — Не волнуйтесь, все будет хорошо! — подбадривает.

Через некоторое время выходит недружелюбный господин, который принимал у нас документы. И просит деньги на визу — 220 долларов на двоих. Шут его бери, мы забыли деньги дома! Чувствуем себя разведчиками, которые талантливо одолели все трудности, а потом праліліўшы чай на себя, аблаяліся на родном языке — и прокололись таким нелепым образом!

Лицо пакістанца в окошке — одновременно смесь раздражения и презрения. Но он быстро вернулся к бывшей безразличия и сказал, что можно завтра. И прозвучало это так, что если заплатить сейчас, то есть хоть какая-то вероятность успешного завершения, а вот завтра…Только Аллах знает, что будет завтра.

Пачуваючыся полными дураками, мы вышли на двор. Что же… Будем продолжать бороться! Мы позвонили другу и договорились одолжить денег. До закрытия посольства еще оставалось два часа. Слава Аллаху, друг оказался недалеко — и, усталые, взволнованные, мы еще успели в посольство.

Уважаемые работники уже были в пуштунскіх одеждах, вместо европейских костюмов, и пили чай. Отдали деньги, нас попросили подождать некоторое время.

Прошло пятнадцать минут. Мрачный пакистанец продолжает нам два паспорта. Мы чуть не звальваемся назад в кресле. Видно, в паспортах пустые страницы и отказ без возврата денег…

— Только не езжайте в Пакистан сейчас, там ужасная жара, — звучал голос пакістанца через гудение в ушах.

Неужели?!.. В каждом нашем паспорте — долгожданная, найкаштоўная виза и штамп, согласно которому нельзя посещать опасные регионы без согласия государства.

Рассыпаемся в ўдзячнасцях, в глазах — слезы. Мы получили пакистанскую визу за один день! Но с такими приключениями…

Около московской станции метро «Маяковского» один бомж выполнял гротескный, экстатический танец под музыку, что доносилась из кафешки. А другой с виноватым видом и глазами, полными страданий похмелья, продолжал прохожим шляпу, в котором звенело несколько монет. Мы заулыбались, бросили ему в шляпу купюру.

— Выпейце за нас, братья! Мы получили пакистанскую визу! — последние слова были достаточно громкими и вызывали взгляды-недоразумения прохожих. Мужичок-бомжык, кажется, тоже ничего не понял.

В полном блаженстве пошли в здание метрополитена. Впереди еще две визы, но что они в сравнении с пакистанской?

Виза Ирана

Насчет визы Ирана особых волнений у нас не было. Для того, чтобы завладеть этой візаю, официально нужны 20 евро, приглашение и страховка.

Звонок в посольство.

— Салам малейкум!

— Уа алейкум асалам! Что вы хотели?

— Подать документы на визу!

— А приглашение у вас есть?

Леша вспоминает свое последнее путешествие по Таджикистану без всякой регистрации и отношения с местными милиционерами. Вместо прямого ответа на вопрос ўвільваеш, рассыпаешся в камліментах. И милиционер уже не злой судья, а…гостеприимный хозяин, который предлагает поесть шурпу и выпить чая с праснаком.

— Нет, — смело отвечает Леша иранцам. — Но у нас есть виза Пакистана. Такой нелогичный ответ, как ни странно, действует. После этого секундное паузы в трубке звучит:

— Приходите!

Посольство Ирана в Минске находится на перекрестке улиц Калинина и Кузьмы Чорного. Ее сразу замечаешь по иранскому флагу. В скромном помещении консульского отдела сидела одна только модная боб марли в турецкой хусцы, европейским джинсах и ботинках на высоком каблуке.

Берем две анкеты по-русски, продублированы на фарси. Кстати, в иранской посольстве, в отличии от пакистанской, все прекрасно владеют русским языком. Заполнили анкеты, посмотрели буклет с фотографиями Персеполіса.

— И не боитесь в Пакистан ехать? Как долго будете в Иране? — дежурные вопросы из окошка. По ощущениям они готовы были дать визу и больше, чем на месяц, и двукратную, и «мультик». Все, что у нас попросили, так это страховку на время пребывания в Иране, которую можно оформить либо у них за 15 евро, либо сэкономить и в какой-либо страховой агентства долларов за 7 (что мы и сделали).

Официально сообщаем: никаких подводных камней в получении иранской визы в Минске найдено не было! И в скором времени мы счастливо завладели иранскими визами. И оказались иранские визы подобными прыгожанькімі. С причудливыми арабскими буковками, с нашими фотографиями, водяными знаками и голографической картой Ирану.

По визу Индии – с почетной папкой

Требования, указанные на сайте посольства Индии, нам показались совершенно дурацкими. Бронь авіябілету! Подтверждение денежных средств: 50 долларов на день! Учитывая, что мы претендовали на полугодовую визу, не трудно подсчитать, что нам нужно было предъявить на двоих выписку с банковского счета на сумму больше, чем 18 тысяч долларов!

В надежде, что злостные требования мы сможем абскакаць, пришли в посольство. Человек по ту сторону ворот не только не развеял инфу, но и еще больше отпугнул. Сообщил, что даже если мы соберем все нужное, больше, чем на месяц, визу мы не получим. Ведь Леша едет в Индию всего в первый раз. Мы, однако, позволили себе усомниться в «каменнасці» этих абавязковасцей. Как в любом азиатском консульстве, нужно торговаться!

«В Азии могут прокатить и сыграть определяющую роль любые бумажки, любые штампы», — вспомнили мы Антона Кротова.

Ну, а скромность – это враг! И Леша быстро смастерил дорожную грамоту, в которой сообщалось, что мы друзья большой азиатской экспедиции «Новое хождение за три моря». Идем по следам Афанасия Никитина. За плечами у нас ряд других больших экспедиций и ряд публикаций. Кошачьей начальницей эта то ли дорожная грамота, то филькина грамота с сомнением, но все же была утверждена печатью издательства. Другая бумага была приготовлена от Generation.by: Екатерина – славный внештатный корреспондент! Еще мы приложили Кошачий предыдущие публикации о путешествии, в том числе и заметки про Индию, обнародованные некогда в газете «Наша ніва». У Алексея публикаций не было, однако он проявил фантазию и распечатал достаточно претенциозный набор фотографий: смелый путешественник во многих уголках земного шара. И в юрте киргизов, и у подножия Тянь-Шаня, и в Элістынскім хуруле у молитвенных барабанов. Славный Алексей с карэнскім племенем доўгашыіх женщин, с турецкими дальнобойщиками и таджикскими детьми…

С увлекательной папкой пришли в посольство. И тут выяснилось, что дело мы будем иметь не с расслабленными азиатами, а с напряженной белорусской представительницей бюрократической системы. Погружаться в наши славные, почетные бумаги она не стала, только уверенно твердила, что ей нужны авиабилеты и справка о доходах. И, кроме всего прочего, окончательно расстроила нас, сообщив, что для сотрудников СМИ консульский сбор составляет не 40, а 80 долларов. Наши же креативные бумаги мы можем передать консулу: возможно, он их почитает.

И началась эпопея с занятием денег и открытием банковских счетов. За это время мы прочитали на форуме, что эта строгая тетя там уже давно – и при нынешнем, и при прошлом консуле. И, кажется, именно она в первую очередь решает, кому давать визы, а кому нет, принимая или не принимая документы. И уважаемый господин консул только свою подпись ставить.

В индийскую посольство нам давядося заходить не один раз: то тетю не устраивала одна бронь на двоих, то векселя. Однако упорное сражение завершилось: наконец наши документы приняли, сообщив, однако, что мечта с полугодовалые виза вряд ли сбудется, и выдадут нам трехмесячную. Но… Тетя сделала паузу и добавила, что окончательное решение принимает консул. Впрочем, по ее тону было понятно, что решение уже принято.

Через три дня мы забрали паспорта: визы предсказуемо на три месяца, начинают действовать с момента получения. Ох… Таким образом, мы имели всего три месяца для наземного путешествия к Индии.

Что же, придется сокращать Грузию и Армению…По расчетам Алексея, на момент въезда в Индию мы будем обладать всего одной неделей. И нужно его будет использовать на достижение границе с Непалом.

Непальскую визу мы получим непосредственно на границе. А в Катманду продолжим наши нудотныя и увлекательные визовые игры и будем подаваться на долговременную индийскую визу.

Продолжение путевых заметок вскоре.