Что думает теперь о своих белорусских героев автор нашумевшего фильма «89 МИЛЛИМЕТРА»

Десять лет назад Себастьян Гейнцэль (Sebastian Heinzel) снимал в Беларуси свою первую серьезную дакументалку о шестерых представителей белорусской генерации Y: от активиста «Зубра» к go-go танцовщицы. «89 миллиметров» тогда еще молодой документалист делал без гонорара, поэтому подрабатывал секретарем в рекламном агентстве, но в итоге получил дюжину наград с различных кинофестивалей. Теперь уже совладелец продюсерской фирмы заканчивает работу над очередным фильмом про Беларусь с рабочим названием «Немцы вернулись», и рассуждает о международный успех «89 миллиметров», судьбы его героев и в целом про белорусскую молодежь.

«89 миллиметров. Свобода в последней диктатуре Европы» — немецкий документальный фильм 2005 года о том, что значит свобода для шести молодых белорусов. Название 89 миллиметров (разница толщины рельс железной дороги в Беларуси и Западной Европе) будто разница между белорусской молодежью и ее западными сверстниками. Истории судьбы шести белорусов: солдата Игоря, журналистки Людмилы, оппозиционного активиста Александра, танцовщицы Ольги, маляра Павла и сына бывшего начальника тюрьмы и политэмигранта Славы. Фильм неоднократно был отмечен на европейских и мировых фестивалях документального кино.

Начало. «В общем ничего не знаем про Беларусь»

В 2002 году я проходил практику в газете. Вместе с остальными практикантами нам нужно было сделать проект. Один из участников был из Беларуси, он рассказал нам немножко про свою страну. Мы поняли, что вообще ничего не знаем о беларуси. И это было странно, ведь находится она не так далеко от Германии. Возникла идея просто приехать в Беларусь на неделю, встретиться с людьми, посмотреть страну. Мы приехали, жили в белорусских студентов. После написали статью и сняли коротенький фильм. Меня очень захватили белорусские молодые люди, и я решил еще раз приехать, чтобы глубже познакомиться и сделать уже свой фильм.

Случайные герои

Через интернет я познакомился с Александром. Он был тогда еще в «Зубре». Мы просто встретились в городе, поговорили. По дороге в Минск в поезде случайно встретили Славу Алкаева, познакомились. И он начал рассказывать свою историю, а мы решили его снимать. На улице встретили Павла, маляра, которого недавно выпустили из тюрьмы за ограбление или что-то такое. Большинство героев фактически мы встретили случайно, на улице можно сказать.

Процесс съемок как одно большое приключение

Мы были здесь четыре раза в 2003-2004 и в течение года сопровождали наших героев. За это время Игорь женился, Ольга участвовала в танцевальном конкурсе, но тогда не победила. Я просто смотрел, что происходит с ними в этот год и интересовался. Они уже потом поняли: «Ага, он приедет вновь». Сначала не было особого доверия, я был журналистом с Запада, а позже я уже стал просто Себастьяном, который снова приезжает и снова задает вопросы. На время съемок мы снимали квартиру и жили в Минске. Весь этот проект для меня был одно большое приключение. Когда я приехал, я не знал ни культуры, ни русского языка. Мой оператор разговаривал по-русски и у нас еще была переводчица, которая нам помогала.

Герои фильма через 10 лет

К сожалению, сейчас я не общаюсь со всеми героями фильма, но с некоторыми в последние годы встречался. Александр, наверное самый известный, насколько я знаю, был пресс-секретарем Санникова, его задерживали. Я снимал еще коротенький фильм о нем, точнее не совсем о нем, а о ситуации после последних выборов. Ольга все еще танцует, но не в ночном клубе, занимается хореографией и как-то она даже все-таки выиграла тот фестиваль в Витебске. Журналистка Людмила все еще ведет такой довольно «безумный» образ жизни. Сейчас она занимается капоэйрой. Слава развелся с женой и живет в Германии. С остальными я, к сожалению, не поддерживаю контакт.

«Выпей водки, познакомься ближе»

В первые поездки мы сняли коротенькие фильмы и показали их на выставке в Берлине. Я пригласил продюсера Штефана Клоаса, он посмотрел и мы решили сделать большое документальное кино. Он профинансировал его, и каждый раз меня подбадривал сюда приезжать. Говорил: «Сядь с людьми за кухонным столом, выпей водки, познакомься ближе». А я был еще молодой, мне было 23, это было мое первое даўгое документальное кино. Для меня это было большое испытание сделать до конца. И он меня очень поддерживал.

Белорусская реакция: кто-то с Запада вообще заинтересовался маленькой Беларусью

Этот фильм не претендует на какую-то репрезентативность. Это просто фильм о шести молодых людей, в этом смысле это ни в коем случае не фильм про генерацию, а фильм о шесть случайных молодых людей. Я однажды в Минске его показывал, и появилась такая критика: «Ну хорошо, но ведь не все молодые люди в Беларуси такие как в фильме». По моему мнению, это и есть документалистика, я приезжаю сюда, я выбираю, встречаю людей и делаю фильм о них. И это ни в коем случае не мнение про целую страну, а только про шесть человек. Это мой субъективный взгляд. Это путешествие через страну, через головы и души людей. Я не хотел делать какой-то политический фильм, я хотел понять, какие здесь люди, насколько они отличаются. Но в целом я почувствовал, что белорусы были очень благодарны, что я сюда приехал и снял кино. Думаю, что они благодарны еще и потому, что кто-то с Запада вообще заинтересовался маленькой Беларусью.

Международная реакция на фильм: Если я говорю: «Я был в Беларуси», в конце люди спрашивают: «Ты заново был в России?»

Поскольку я снимал фильм без гонорара, то, когда вернулся в Берлин и делал монтаж, мне нужно было как-то жить, и я устроился секретарем в рекламное агентство. С утра я занимался монтажом фильма, а после обеда ехал в агентство и принимал звонки. Но позже наградой стало то, что фильм очень неожиданно для меня пошел в кинотеатрах Германии и Австрии. Я ездил по разным городам и лично представлял его. Публику очень задели истории этих молодых людей, зрители были также шокированы политической ситуацией в стране. Часто спрашивали:

«А это было опасно снимать фильм в Беларуси? Как вам удалось это так сделать?»

На самом деле я никогда не имел проблем во время съемок, люди нам очень помогали. Мы могли даже снимать в казарме. Я, если честно, чувствовал себя очень свободно. Мы были молодыми, мы даже об этом не думали, просто снимали. Александр нам как-то сказал: «Вы самая мужественная съемочная команда». Цель фильма была, прежде всего, больше узнать о стране и познакомить европейского зрителя с ней. И это в любом случае удалось.

Фильм шел в кинотеатрах, в Польше и Финляндии его показывали даже по телевидению. Я очень доволен тем, как его приняли. Фильм еще и получил целый список наград с фестивалей разных стран. В Германии все очень интересовались, потому что про Беларусь в немецких медиа не часто можно услышать. Многие все еще думают, что Беларусь — это часть России. Если я говорю: «Я был в Беларуси», в конце люди спрашивают: «Ты заново был в России?». Также еще люди используют неправильное название Weißrussland, газеты официально пишут не о Belarus. Но я в последние 10 лет понял, почему страна называется не Weißrussland.

Беларусь: 10 лет после

Трудно сказать, изменилось ли здесь что-то из того времени. Тогда я жил в Беларуси долго и приезжал часто. После фильма я был здесь только несколько раз: снимал про деревенскую бабушку, которая своей самогоном спас деревню от фашистов во время войны, это кстати бабушка Игоря из фильма. Еще я давал мастер-класс по документальным кино и сейчас снимаю фильм. И во время этих небольших путешествий я часто слышал от людей, что, собственно говоря, с того времени здесь ничего не изменилось либо не много изменилось. Но сам я не могу это оценить. Если смотреть снаружи, то здесь за эти 10 лет мало что стало иным: президент все еще тот самый. Возможно настроение в обществе изменился, но не знаю. Когда я приезжал в 2011, то я встречался с некоторыми героями своего фильма. И у меня было ощущение, что, например, отношения между нами не изменились, по-прежнему был большой доверие. И теперь, когда я приехал снимать новый фильм, у меня такое ощущение, что здесь, «родина» — безусловно неправильное слово, но все очень близко, люди очень открытые.

«Почему ты вообще идешь учиться в Кінаакадэмію, если твое кино в кинотеатрах идет?»

Когда я ехал, я не знал точно, что будет происходить в фильме, я не знал, которых я встречу людей. Но я заметил, что на самом деле это довольно просто в незнакомой стране завязать новые контакты, и с этими людьми потом развить доверительные отношения. Также я заметил, что могу без языка разговаривать. Для моей карьеры фильм был чрезвычайно важным. Ведь я его снимал еще перед учебой в Киноакадемии, а, когда я начал там учиться, как раз в это время «89 миллиметров» начал показываться в кино. Преподаватели спрашивали: «Почему ты вообще идешь учиться в Кінаакадэмію, если твое кино в кинотеатрах идет?».

Особенность белорусской молодежи

Когда я приехал сюда, был очень восхищен решимостью здешних молодых людей. В Германии чаще происходит так, что люди учатся десять лет и все равно не знают, что они хотят сделать со своей жизнью, существует так много возможностей. У меня появилось ощущение, что здесь люди рано сталкиваются с тем, что надо становиться взрослыми. И они знают точно, чего они не хотят, это тоже потом в жизни помогает. И все имеют твердую мечту и знают, чего хотят, и это меня захватило. Они раньше становятся взрослыми, раньше заканчивают обучение, раньше начинают работать. У меня есть знакомая, у нее два высших образования в Беларуси, третья в Германии и она уже закончила писать кандидатскую, при этом ей нет еще 30! Такое в Германии редко можно встретить.