Алина Талай. Никогда и не думала, что буду профессиональной спортсменкой

Алина Талай — призер чемпионатов мира и Европы в беге с барьерами, известная в белорусских сми также своими позитивными высказываниями о бело-красно-белый флаг и белорусский язык, — рассказывает в серии Generation.by «Кем я стану, когда вырасту», о том, как завестись на старте, как белорусские спортсменки подрабатывают в ЖЭС, о русских и Речь Посполитую, а также о извечный грусть и стеснение наших людей.

Живу нынешним, делаю то, что нравится

Если вспоминать детство, то у меня не было такой мечты стать космонавтом, либо супер-героем или еще кем-то. Я задумывалась, что все мои друзья хотели стать кем-то, а у меня такого никогда не было. Максимум, что я думала, это про ветеринара. Ведь очень любила животных, как и все в детстве. Но такой конкретной мечты, кем я хочу стать и чем заниматься, никогда не было. Я до сих пор не знаю, чем хочу заниматься. Всегда хотелось заниматься всем понемногу. Просто я живу нынешним и как-то так не задумываюсь, кем хочу стать. Делаю то, что нравится. Кстати, я никогда и не думала, что буду профессиональной спортсменкой.

Русские и Речь Посполитая

В школьный период очень увлекалась историей. И потом читала еще не одну статью альтернативной истории. Но очень сложно бывает с некоторыми разговаривать на эту тему. Такие стереотипы бывают, что трудно их убедить, особенно русских. Спорила с одним русским спортсменам насчет разделов Речи Посполитой. Ясное дело, что у каждой страны своя история, но с этими империалистическими взглядами трудно бороться. Мы себя подаем как ВКЛ, отдельное государство. А у них немного другой взгляд на эти вещи.

Я вспоминаю, в школе история была такая: вот событие, но не понятно, как и почему это произошло. Например, революция. Назывались какие-то причины, но ты все равно как-то не очень понимаешь, что и откуда берется. До сих пор люблю историю. Вот сейчас читаю книгу Бушкова о Сталине.

Поняла: не мое

Даже в одиннадцатом классе, когда все решают, куда поступать и кем хотят стать, я не знала. У меня только сейчас начинает формироваться понятие того, какой профессией я хочу заниматься. Тогда ты абсолютно не понимаешь, что хочешь от жизни. Сначала я хотела поступать в «Сахарова» на какое-то биологическое что-то. После выбрала «Максима Танка», но на бесплатное не прошла. Пошла в медицинский колледж, проучилась неделю. Поняла: не мое. Забрала документы, а что делать? Жила в Орше с родителями, тренировалась.

В ЖЭС контролером измерительных устройств

Подумала, а не пойти бы мне работать, попробую, что это такое. А без образования куда тебя возьмут, тем более в Орше. Короче, устроилась в ЖЭС контролером измерительных устройств. Нужно было ходить по подвалах домов и записывать показания. Было темно, страшно. Меня хватило на пять месяцев. Работа, конечно, за копейки плюс контингент соответствующий. Если брать людей по отдельности, они, наверное, все неплохие люди. Но ясное дело, что амбиций нет, устремлений-то достичь в жизни также. Бывало, в девять утра кто-то уже приходит в подпитии. Очень поучительно было. Это был такой очень хороший толчок для того, чтобы я чего-то достигла в жизни. Ведь мне жить так, как они, очень не хотелось. Пришлось дальше развиваться.

Если что-то делать, то делать это классно

В детстве были в основном машинки, также зверюшки. Все мои подруги, мы все такие свавольніцы, всегда на улице бегали. А после появилась такая компания, гитара, все дела. Очень, кстати, хотелось научиться играть на гитаре. Это мечтой осталось до сих пор. Что-то иногда пытаюсь делать. Еще, к сожалению, нет голоса. Его, конечно, ставят, но все равно он не будет звучать так классно, как хочется. А если что-то делать, то делать это классно, я в этом плане перфекцыяністка.

Металкор, чтобы завестись

Из музыки люблю разное. С белорусского — «Ляпис Трубецкой», «Дай дорогу!», Akute. А перед самим соревнованием обычно слушаю металкор, чтобы завестись.

Переходный период

До седьмого класса я была отличницей, но после начался спорт. А когда начинается спорт, ты становишься не такой восторженной учебой, уже увлекает спорт. Поэтому и отметки немного скатились. Когда начался переходный период (хотя может он у меня затянулся), со мной достаточно трудно было учителям. Я очень такая вспыльчивая и не люблю, когда меня заставляют что-то делать.

Только я осталась в спорте

Ребенком была очень активным, все время где-то носились. Ясное дело, надо было эту энергию куда-то направить. Сначала занималась в школе туризмом. Как-то на соревнованиях тренер заметил, что я хорошо бегала и прыгала, и пригласил в секцию по легкой атлетике. У меня не было такого, что я кучу секций перебирала, перед тем как нашла свою. Мне сразу понравилась. Тем более, что там была такая компания, а в таком возрасте, когда много детей и тебе с ними интересно, то тебя туда тянет. Но из той компании только я осталась в спорте.

Не считала спорт профессиональной деятельностью

На следующий год поступала в университет физкультуры. После школы еще наверное года два не совсем понимала, что дальше в жизни будет, кем я буду. И не считала спорт профессиональной деятельностью и не думала вообще, что дальше все будет связано с этим. Пошли определенные успехи в спорте. И когда заняла на чемпионате Европы третье место среди юниоров, тогда понятно, что у меня это получается и я могу соревноваться на определенном уровне.

Меня сложно убедить

Я из тех людей, которые, не скажу, конечно, что не сильно прислушиваюсь к мнению остальных, просто, если я что-то для себя решу, меня сложно убедить и повлиять на меня не сильно кто-то может.

Стесняюсь подходить к таких людей, которые чего-то достигли

Заочно я знала Юлю Нестеренко, наверное, и она тоже меня знала. Но впервые подошла к ней в 2010 году, мол, а можно с вами сфотографироваться. Как-то так это было. Я очень стесняюсь подходить к таких людей, которые чего-то достигли. Мне кажется, что я что-то такое непонятное в сравнении с ними, что они не обратят на меня внимания.

Нормально жить и здесь также можно

Жить можно везде. Главное, какие у тебя требования и амбиции. И самый важный вопрос — это с кем жить. Нормально жить и здесь также можно. За границу уехать — это тоже не так все легко, там своих проблем хватает. У меня нет такого, что здесь все плохо, надо уезжать.

Грустные белорусы

Не от одного человека слышала, что белорусы спокойные. У нас же очень много талантливых людей, которые уезжают в Украину, Россию и там достигают чего-то. Очень хотелось, чтобы у нас были тоже такие условия. Ясно, что это не так и в деньгах оценивается и в целом. Хотелось, чтобы больше ценили талантливых людей. Еще хотелось бы, чтобы люди были добрее и улыбались. Они все такие в своих проблемах, скучные. В регионах все еще более кантрастна. Небольшие зарплаты и люди более озлобленные.

Семечки щелкают и такие: «Че?»

О Орше сложился такой стереотип, как о бандитском городе. Но я на улицах никогда не видела таких людей, чтобы семечки лузгалі и такие: «Че?». Такого давно не было. Один из любимых городов — это Брест. С одной стороны он такой небольшой, с другой и размах такой присутствует. Но очень уютный. Плюс там не мало там моих друзей живет.

Шарф завязал — и ты уже стильный

Самые классные зарубежные города — Барселона и Рим. С открытым ртом ходишь и смотришь, не можешь понять, что здесь стоит Колизей, а здесь здание 18 века. И люди там такие очень стильные. И там буквально шарф завязал — и ты уже стильный, там все с шарфами ходят.

«Опачкі!» внезапно открывается пейзаж

Не особенно удается посмотреть что-то во время соревнований. В Лондоне были, сходили на Тауэрский мост, Биг Бен, сфотографировались и побежали дальше. Как-то это так получается. Но в свободное от тренировок время стараюсь путешествовать. Вот недавно ездили в Несвиж и Мир. Мирский замок видела раньше только на фотографиях. Там получается, что едешь на машине, заезжаешь на такой холм и потом так «Опачкі!» внезапно открывается пейзаж. Впечатлил. Подобное ощущение, когда я на море была. Также выходишь, ничего не видно, кусты какие-то, и потом выходишь и резко море, пространство захватывает.

Инвестиции

Если ты заваёўваеш медали, если есть имя и достижения, то, разумеется, уровень заработка выше, чем у людей, которые только начинают что-то показывать. Уровень заработной платы юниоров ну совсем не очень. Поэтому многие из них бросают спорт и идут куда-то работать, чтобы нормально зарабатывать. Совмещать невозможно: две тренировки в день и работа. Тебе хватит на два-три месяца и ты не покажешь ни там нормального результата, ни там. Профессиональному спорту нужно уделять очень много внимания. Либо ты в спорте, либо ты работаешь. Поэтому и хотелось бы, чтобы они уже что-то получали, а не так, мол, покажите сначала результат. Просто это инвестиции.

Детей ну просто не заметишь на улицах

Как-то была в Германии, приходила на стадион потренироваться. Очень много людей видела пожилого возраста, они еле ходят, а пытаются еще и бегать. Отец с дочерью. Очень много людей обычных. В Дании как-то был пробег, пришло очень много людей. И я увидела старушку, которая так бегала, наверное кайф получала от этого. А у нас есть и активные люди, но хотелось бы, чтобы их было больше. Чтобы они не только приходили домой и отдыхали, но и ходили на стадион. Не нужно даже деньги платить за фитнесс-центре, просто на стадион можно прийти побегать и что-то поделать. В мир компьютеризации это особенно важно, потому что детей ну просто не заметишь на улицах. У нас во дворе раньше было куда больше детей, чем сейчас.

Почему я не могу сказать о проблемах легкой атлетики?

Что касается шумихи по поводу моего выражения, то моя позиция такова: каждый имеет право выражать свое мнение. Почему я не могу сказать о проблемах легкой атлетики? Может это и резковато вышло, но я так думаю. Дай Бог, чтобы у нас сейчас все получилось. Мне кажется, что мы уже оттолкнулись от дна и возможно в ближайшие годы будет видно результат.

Тренер — это единственный человек, который может меня «настроить»

Если бы на Универсиаде не было моего тренера, то не было бы такого результата. Потому что он смог меня так настроить, внес коррективы в бег. Если бы это все было в Москве, то все бы по-другому сложилась. Личность тренера очень важна, особенно на соревнованиях, у тебя такой идет психологический разброс, ты не понимаешь, что где. Тренер — это единственный человек, который может меня «настроить».

«О, а как это слово?»

На самом деле, очень нравится белорусский язык, но не могу разговаривать без ошибок. Очень много русских слов попадается и иногда падвісаеш: «О, а как это слово?» У нас два государственных языка. Но о чем можно говорить, когда должно быть равноправие языков, но такого по сути и нет. Именно это и не радует. Хотя мои родители учились даже в Советском союзе и то по белорусскоязычным учебникам.

Жизнь может пройти, пока ты будешь думать

Если задумываться, кем ты будешь через 5-10 лет, то и жизнь может пройти, пока ты будешь думать. Нужно жить нынешним моментом, делать то, что нравится. Может в будущем у меня будет тренерская карьера. Потому что очень интересно тренировать детишек. Не просто физически совершенствовать, а воспитывать из них личностей. Даже не воспитывать, а помогать им стать личностями. Это также большая заслуга тренера.

У тебя ирокез на голове, ну и молодец

Сейчас большой выбор одежды, каких-то стилей, увлечений. Я приду в одном наряде и буду себя вести так. Каждый человек уже не похож на другого. Но, чтобы специально что-то делать, чтобы как-то выделиться, я не из таких людей. Я не осуждаю таких. У тебя ирокез на голове, ну и молодец.

Женщинам нужно быть сильнее

Женщины у нас сильнее психологически, в плане ментальности. У нас мир сейчас такой, равноправие полов, и поэтому женщинам нужно быть сильнее. Не в плане там сильная и строгие костюмы, такой абсолютный феминизм. Не, просто со стрессами женщины у нас лучше справляются.