10 правил, которые сделали из тусовки голых хиппи самый большой некоммерческий фестиваль Roskilde Европы

Возьмем фестиваль культуры и музыки Роскилле (Roskilde) в Дании. Специалисты утверждают, что это не просто самый большой фестиваль в этой части Европы. Это еще и самый дорогой в мире крупный фестиваль, если подсчитать среднее количество денег, которую тратит посетитель фестиваля. Как у его организаторов получилось сделать с этой некоммерческой (то есть той, которая не приносит никаких доходов организаторам) музыкальной хіпарскай тусовки начале 70-х что-то суперграндыёзнае с более 100 тысяч посетителей ежедневно? Вот 10 правил организаторов гигантского фестиваля, которые удалось сформировать после углубления в атмосферу Роскилле на целую неделю.

1. Найди 30 тысяч волонтеров, которые организуют фестиваль

Фестиваль, который располагается в 40 километрах к Копенгагену в Дании, действительно дорогой. Стоимость билета на все дни фестиваля с более 170 музыкальных актов и правом на жизнь в суперзабруджаным кемпинге стоит 280 евро, плюс еще 300 средний посетитель потратит на жизнь здесь. Но каким бы дорогим фестиваль ни был, далеко не факт, что люди откажутся браться за его организацию бесплатно. Даже наоборот, лучше никому не платить, и все в итоге будут чувствовать себя очень хорошо, создавая крутую пати для себя и своих соратников. Врачи придут спасать участников, охранники — охранять, повара — готовить, а все остальные — убирать абсолютно бесплатно. Насобирается в итоге около 30 тысяч волонтеров. Большинство будут волонтерить 35 часов в неделю, в остальное время — отрываться на ўлюблёных группах или просто не давать покоя своей печени.

Главный мотиватор для всех этих людей присоединиться к работе — некоммерческая суть фестиваля. «Это очень приятно — помогать, — говорит Маттиас, который ранее также был здесь волонтером, а сейчас является одним из 70 постоянных сотрудников фестиваля. — Теперь я помогаю другим образом, но помогаю», — говорит он.

«Только пять фестивалей по всему миру могут организовать подобную систему волонтерства к той, что существует на Роскилле, — говорит пресс-секретарь фестиваля Сцінэ Білэ. — Но это модель волонтерство очень специфическая именно для Дании».

2. Сделай полицейского сборщиком мусора, а парня с шоколадной фабрики — полицейском

Действительно, фестиваль держится на небольших группах добровольцев, что активны круглый год по-за фестивалем. Но когда приходит время Роскилле, они пользуются моментом, чтобы собраться вместе, поработать и отпраздновать, а заодно заработать немного на общее дело. Например, поддержку любительского футбольного клуба.

Так, 44-летний Стив четыре года назад с друзьями по футбольном клубе решили делать «настоящие» бургеры. Все вырученные деньги договорились передавать маладзейшаму поколению этого клуба, чтобы ребята могли ездить на игры за границу. Дело с годами разрослась, и теперь около 300 волонтеров делают и во время фестиваля продают 12 бургераў в минуту — «больше все равно мы сделать не способны», — говорит Стив.

Через такую волонтерскую активность можно заполучить и совершенно неожиданный опыт. Например, сотрудник полиции здесь может легко оказаться сборщиком мусора, сотрудник шоколадной фабрики — охранником, а менеджер крупного ресторана — уборщиком. Но такое разнообразие профессий — только плюс. Кто откажется от дополнительных скілоў, особенно если они пойдут на благое дело?

3. Начни за год, командой в 6 человек, ища лучшие группы по всему миру

Команда букераў — тех, кто ищет клевых исполнителей для выступления на фестивале — насчитывает шесть человек. Два из них волонтеры. Главный в команде Андерс Уохрэн рассказывает, что эти люди никогда не сидят на месте, весь год странствуя по миру в поисках тех, кто может дать наилучший живое выступление. Именно качество живого выступления является решающей для команды букераў.

«Все держится на доверии между нами и аудиторией», — говорит Андерс. Он добавляет, что надеется, что посетители, которые приезжают на определенный концерт, могут случайно, проходя мимо которой сцены, услышать и открыть новую музыку, которую полюбят с первого взгляда.

Действительно, это более чем возможно с 6 сценами и няспыннамі потоками мелодий.

4. Продай все билеты за месяц

Билеты расходятся за месяц-полтора до начала восьмидневного фестиваля. Большие цены не останавливают никого. В результате, на фестиваль в целом собирается около 140 000 тысяч человек.

37-летний Питер говорит, что сначала хотел отказаться от поездки на фестиваль — уж очень дорогой билет, а денег у него совсем нет. Но после он объявил сбор пожертвований на своей странице в Фейсбуке. Через три часа суммы, которую собрали его друзья, хватило не только на однодневный билет, но и несколько ящиков пива, которое Питер с радостью раздавал «всем, кто горюет».

5. Сделай все, чтобы безопасность посетителей была на первом месте

Что делать с такой толпой в случае наваднення или землетрясения? Никто не знает. Но про одну чрезвычайную ситуацию организаторы заботятся очень серьезно. Это возможная давка у сцены. Менеджеры фестиваля говорят, что изучать, как оптимально организовать безопасность посетителей у сцены, приезжают к ним организаторы фестивалей со всего мира.

Но такое внимание к безопасности — результат горького опыта. Пятнадцать лет назад восемь участников Роскилле погибли именно через давку у сцены. Случай помнят, что есть дополнительным стимулом к серьезному отношению к тому, что происходит вокруг.

6. Выкинь всю рекламу и спрячь спонсоров за километр от фестиваля

Фестиваль лишен любой рекламы и других навязчивых символов общества потребления. Но это не мешает корпорациям жертвовать на фестиваль огромные деньги, чтобы просто устроить за сценой грандиозную пати на 5 дней. Конечно, бренды присутствующие на фестивале, но они теряются в море небольших киосков с одеждой, едой и другими неизбежными атрибутами любой подобной события. На самом деле, намного более приятно проводить время, если навязчивая реклама напитков и других продуктов не препятствует концентрации внимания на том, что действительно существенно.

В результате, атмосфера фестиваля остается невероятной, особенно для такого большого события. Что-то в этом непрекращающимся свадьбе, реках пива и облаках марихуаны есть ближайшее к началу 70-х, или даже конца 60-х. В конце концов, фестиваль возник по следам Summer of Love и Woodstock. Тогда Роскилле возник как тусовка «добра и мира, на которой собирались длинноволосые, голые люди». Как минимум «ценности непрыбытковасці» сохранились в фестивале до наших дней. В результате, если ты паглыбляешся в фестивальную нирвану на второй-третий день пребывания на полях Роскилле, кажется, что вокруг — твоя семья, а музыки, что съехались со всех концов планеты от Калифорнии до Южной Африки, — это твои личные гости, что твоя семья позвала спеть на ТВОЕЙ пати.

7. Переделай людей из «нормального общества» в специальных Roskilde people

И вот уже не вызывают удивления слова программного директора фестиваля Андерса Уохрэна, который говорит, что «после того, как попадаешь на фестиваль, ты больше не увидишь нормальных людей из нормального общества. Это движение, особенный».

«В этом году у нас появилась церковь, и там произошло реальное свадьба, — продолжает он. — Голые забеги. Патти. И это тянется почти целый год. А основа для всего — доверие».

Церковь, конечно же, фейковая, возведенная в «Городе мечты» — места, где участники фестиваля могут реализовать свои идеи и мечты по восстановлению идеального общества. Они сами приобретают материалы, каждые выходные начиная с ранней весны приезжая в поле под Роскилле, и возводят на месте будущего здания кэмпа, который на одну неделю в июле станут культовыми для всего фестиваля.

Кстати, церковь хоть и ненастоящая, но свадьба было законным, с родственником семьи молодых в роли пастора — интересная традиция, заложенная в датских законах.

8. Сделай все, чтобы еда на фестивале была такой же разнообразной, как и музыка

Еда Роскилле требует отдельной статьи. Приготовленная волонтерами, она все равно стоит не дешево, но отличается от любой другой фестивальной еды. Никаких обычных хат-догов и пицц. Каждое место предлагает что-то отдельное, и только на каштаванне всей этой экспериментальной разнообразия могут уйти дни.

Организаторы гордятся, что уже сейчас около 70% еды на фестивале — натуральная (органическая). Через три года такой должна быть уже 90%. Чтобы достичь цели, им приходится вести много переговоров с фермерами, организуя поставки специального мяса и других продуктов в кухне фестиваля. Дело недешевое, от чего цены на фестивальную еду ежегодно стремятся вверх. Но оно того стоит.

Копенгагенский ресторатор Big A, который открыл на фестивале бургерную Big A’ss, говорит, что труднее всего найти органическую свинину. Ведь фермеры готовы поставить только определенное количество продукта. Больше уже не получится, значит, есть вероятность остаться без мяса в разгар фестиваля, если что-то пойдет не как запланировано.

Еще один вызов для арнізатараў — найти достаточное количество органического пива.

«Мы ждем с нетерпением 2018 года, чтобы увидеть, как наша цель в 90% органической пищи на фестивале станет реальностью», — говорит Сцінэ, которая отвечает на фестивале за еду.

9. Раздай все доходы на добрые дела и жди на следующий год

Все доходы — и от еды, и от билетов, и даже результат выпитых литров пива — идут на благое дело. Моча участников — фермерам, которые будут аздобліваць ней (выяснилось, что это очень хорошее удобрение) ингредиенты для органического датского пива. Доходы от продаж еды — местным общинам и спортивным клубом. Деньги от билетов и прочая выручка — на добрые дела по всему миру. Дела вбирают самые разные аспекты жизни: от образования сексуальной датской молодежи к поддержке запрещенных музыкантов по всему миру.

По итогам нынешнего фестиваля организаторы должны раздать около 2.5 миллионов евро. Каждый год менеджмент ищет новые инициативы по всему миру, которым нужна помощь. И, обычно, не говорит, на что конкретно и как должны быть потрачены деньги. Как и в деле с музыкой, реализацией грез и конструированием Roskilde people — все основывается на доверии.

10. Приготовься к тому, что почувствуешь «фестивальный блюз»

Как только последняя группа покинет последнюю сцену фестиваля, следует готовиться к худшему — фестивального блюза или «Roskilde Blues». Это состояние меланхолии, который тянет обратно в грязные кэмпы полей около маленького датского городка — совсем не уникальные ощущения для подобных событий в нашем узаконением и размераным жизни. Но то не утешает.

Кстати, последняя группа на Роскилле — пяцігадзінная коллаборация 90 европейских и африканских музыкантов African Express — наверное так испугался специфического блюза, что один из его музыкантов отказался уходить со сцены. В результате, вокалиста пришлось разве что не выносит. Такой был последний концерт Роскилле.

И если в твоей голове сейчас звучит фестивальный блюз, можешь быть уверенным: событие получилось.